О чем читают в книге Катрин Маландрино «Француженка. Секреты неотразимого стиля»:

Обольстительные француженки во всем мире считаются эталоном вкуса, стиля и уверенности в себе. Катрин Маландрино, француженка, работающая в Нью-Йорке, известный дизайнер, владелица собственного модного бренда, раскрывает секреты их привлекательности. Женщине необязательно родиться красивой, но необходимо быть смелой и открытой, любить жизнь и не бояться чувств. Настоящая француженка умеет правильно выбрать одежду и сделать макияж, любит путешествия и изысканную еду. У нее искусно растрепанные волосы, блестящие глаза и летящая походка, она притягивает к себе восхищенные взгляды мужчин. Стать такой – реальная задача, нужно лишь захотеть.

«Француженки – мастерицы обольщения. Жесты, смена стиля, улыбка – это инструменты обольщения, как и возможность задать вопрос и оставить его без ответа, окружить себя аурой je ne sais quoi (чего-то такого, непонятно чего). Соблазнение – это таинство.

Как стать романтичней, поэтичней, как сделать выразительней каждое движение, слово, наряд, эмоцию, переживание? Эта головоломка и есть основа игры под названием “жизнь” – la jeu de la vie. Она нескончаема, и смысл только в радости, которую вы от нее получаете. Обольщение делает жизнь ярче, острей. Это чистый трепет, чувство “бабочек в животе”, от чего любое общение с кем бы то ни было становится на пару оттенков ярче. Француженка не умеет “включать” или “выключать” режим соблазна. Она никогда не скажет: “Иногда я соблазнительна” или: “Иногда я женственна”. Быть обольстительной – это и значит быть женщиной». (Катрин Маландрино)

Француженка. Секреты неотразимого стиля СКАЧАТЬ

Маландрино Француженка

Француженка. Секреты неотразимого стиля ЧИТАТЬ

Моему сыну Оскару, моим родным и всем, кто любит французский стиль.

Мечты

Француженка не составляет списка желаний и не отмечает галочкой исполненные. Она берет от жизни всё и сразу. У нее есть шарм, характер, она умеет очаровывать, она покоряет своим стилем, она уверена в себе.

Женщину, которая сумела счастливо соединить французскую культуру и американский идеализм в браке и при этом сохранить свой стиль и индивидуальность, звали Жаклин Бувье Кеннеди. Натали Портман в фильме «Джекки» (2016) удивительно живо и ярко сумела передать характер этой преисполненной благородства, загадочной, грациозной и элегантной женщины, на долю которой выпали такие тяжелые испытания.

С юного возраста Джеки очень интересовалась европейской культурой. Она училась на факультете французской литературы в Колледже Вассара. После него изучала искусство в парижской Сорбонне и в совершенстве выучила французский. Окончив университет, Джеки занималась переводами с французского на английский. Портман рассказывала журналу New York, что, готовясь к роли, она читала дневник путешествий «Одно необыкновенное лето» (One Special Summer), который Джеки вела со своей сестрой Ли во время эпохального для них путешествия по Европе в начале 1950-х гг.

Переехав в Белый дом, Джеки пригласила французского дизайнера Стефана Будена для обновления интерьера и шеф-повара Рене Вердона, который готовил ее любимые блюда французской кухни для правительственных обедов. (В последние годы жизни Джеки полюбила carre d’agneau bouquetière (каре ягненка с овощами) и haricots verts almondine (стручковую фасоль с миндалем), поэтому часто обедала в нью-йоркских ресторанах с французским меню La Côte Basque и La Grenouille.) Приехав с мужем в Париж в 1961 г., Джеки совершенно очаровала парижан и Шарля де Голля умом и стилем. Президент Кеннеди отошел тогда на задний план и после этой поездки как-то пошутил: «Я – человек, который сопровождал Жаклин Кеннеди в Париж». Во время визита и в течение двух лет после него Джеки использовала всю силу своего убеждения, чтобы уговорить недоверчивых французских чиновников отпустить самую известную даму Парижа – Мону Лизу – в гости в Национальную галерею Вашингтона. Эта поездка состоялась и стала историческим событием.

Джеки не была красавицей, но ее изысканный французский стиль – женственная прическа, идеально подогнанная по фигуре одежда и романтичные круглые декольте – сделали ее настоящей иконой стиля. Дизайнер Олег Кассини (уроженец Франции) почти полностью создал ее модный гардероб: наряды из розового шелка, кашемировые пальто, яркие платья. Но она также носила и Chanel (в день убийства Кеннеди на ней был розовый костюм от Chanel), Givenchy, Dior, Hermès. Классический стиль Джеки эпохи Белого дома – это юбка-трапеция, рукав три четверти, лайковые перчатки, шапочки-таблетки, ожерелье из трех нитей жемчуга и золотые браслеты с эмалевыми вставками от французского ювелира Жана Шлюмберже. Но больше всего я люблю стиль другого периода ее жизни, когда она жила на Пятой авеню и носила широкие брюки, белые джинсы, свитера под горло, тренчкоты, платок на голове и на лице – неизменные темные очки, которые придавали ей, вопреки ее публичности, некий ареол французской загадочности и тайны.

На протяжении многих лет она успешно проявляла себя во многих сферах жизни: как дипломат, мать, любовница (среди прочих у нее были романы с Уорреном Битти, Полом Ньюманом и Фрэнком Синатрой) и как деловая женщина.

Идеально сочетая продуманную американскую небрежность и французский шарм, она задавала модные тренды и очаровывала весь мир. В детстве я восхищалась этой сильной и благородной женщиной. После смерти Джона она смогла придумать себя заново и начать вторую жизнь с Аристотелем Онассисом, а потом и третью – в качестве редактора в издательствах Viking и Doubleday. Ее жизненный путь был тернист, книга судьбы – полна удивительных глав. Джеки – пример состоявшейся женщины, которая двигалась по жизни, не всегда зная, как поступить правильно, и тем не менее каждый ее шаг был элегантен.

Уверенность, стиль и обаяние не даются по праву рождения даже звездам кино или моды. Чтобы реализовать себя и стать успешной, женщина должна работать над этими качествами. Я прожила в Америке двадцать лет и сумела соединить Париж и Нью-Йорк. И сегодня я хочу поделиться своими наблюдениями о том, чем мы похожи и чем отличаемся друг от друга.

Девочка из леса

Я выросла в Сесине-Паризе. Это пригород Гренобля на юго-востоке Франции, в часе езды от Лиона, с населением 12 000 человек. Мои родители попали в Гренобль еще детьми: их родители сбежали сюда, мечтая о свободе подальше от воинствующих диктаторов (Муссолини в Италии и Франко в Испании). Пришлось приспосабливаться к жизни вдали от Средиземноморья и полностью менять свои привычки. Здесь, у подножия Французских Альп, мои родители воспитали четырех дочерей. Я была их вторым ребенком.

В моем детстве было много разных красок: светлые волосы матери, уроженки Андалусии, темные глаза отца-сицилийца, розовые щечки моих сестер. Прямо за окном был зимний мир с белыми вершинами горной цепи, разрезавшими чистое синее небо. Весной эта картина меняла цвет на все оттенки зеленого и на фоне сосен и травы, словно конфетти, распускались дикие цветы: фиалки, красные маки, желтые лютики, голубые ирисы. Летом в саду вокруг нашего двухэтажного дома зацветали кусты красных роз, а над привязанными к ветке деревянными качелями распускались свечки конского каштана. В цвету он был розовым, а позже ронял на землю золотисто-коричневые плоды. Осенью листва становилась ярко-оранжевой, а потом, в ноябре, мой мир снова становился спокойным, чистым и белым.

Я была маленькой французской Хайди и чаще бывала на улице, чем сидела дома. Четыре горы – часть горного массива Веркор, который во время Второй мировой войны служил убежищем для групп французского Сопротивления, – были моей огромной детской площадкой.

Каждое воскресенье все наше семейство из шести человек отправлялось на целый день куда-нибудь побродить, en vadrouille. Я надевала джинсы, из которых не выпадала только благодаря широкому кожаному ремню отца, сверху – мужскую рубаху с закатанными рукавами, на ноги – ботинки с шипами, и кое-как подвязывала свои длинные волосы. В дорогу я всегда брала корзинку и нож – на случай, если найду что-нибудь интересное.

Выйдя на тропу, я обгоняла всех и бежала вперед по крутым тропкам к ручьям, где мы охотились на лягушек. Стоило родителям заметить семейство мармотов – жирных горных сурков, – они сразу шикали на меня, но я не выдерживала и визжала от восторга. Зверьки тут же разбегались в разные стороны. Мы поднимались выше в горы, где встречали оленей или серн (помесь козы и антилопы), а то и ястреба в гнезде. Там, где заканчивались деревья, мы находили эдельвейсы – бело-желтые горные цветы, растущие вертикально в трещинах скал.

Любовь к природе всегда поддерживает и оберегает меня. Мои корни уходят так глубоко, что я могу спокойно витать в облаках.

Четыре судьбоносных подарка

Только став взрослой, я начала понимать, как моя мать своей верой в меня и мягким руководством во многом определила мое будущее. Она всегда была моим маяком. Она научила меня быть любопытной, добывать знания, овладевать навыками. Не пыталась взять верх и никогда не отдавала распоряжений, что мне делать, а что нет. Ее образовательный метод был прост: предложить, не настаивая, направить, бросить семена в землю и подождать, пока они взойдут. Я могу только догадываться, насколько тонко она чувствовала каждую из своих дочерей. Я родилась с интуитивным чувством стиля, но именно благодаря маме – и ее подаркам – я смогла его развить.

1. Глобус. Когда мне исполнилось шесть лет, родители подарили мне на день рождения глобус, а вместе с ним ключи ко всему миру. Я обожала свою семью и нашу жизнь в Гренобле, но глобус волновал меня и дразнил воображение.

Я была помешана на глобусе, его тайны не давали мне покоя. Если это модель нашей планеты, почему мы с нее не падаем? Моя старшая сестра часто повторяла: «Земля круглая», но мне это не помогало. Заметив, насколько меня мучает этот вопрос, мама принесла апельсин и посадила на него муравья, пойманного где-то в саду. Муравей бегал по апельсину и не падал, когда мать поворачивала фрукт в разные стороны. Я взглянула на нее с облегчением. До сих пор помню, как она улыбнулась, когда я наконец поняла суть открытия Галилея и убедилась, что не упаду с поверхности земли. С той секунды я только и делала что мечтала открыть для себя весь земной шар.

Мне так хотелось увидеть неизведанные страны, что я не теряя времени начала приглядываться к миру, который меня окружал, и особенно к тем женщинам, которые были рядом. Они одевались практично, почти небрежно: теплые вязаные шарфы, толстые свитера, удобные брюки и обувь, в которой можно и в магазин сходить, и в горы подняться. Женщины Гренобля носили спортивную, удобную одежду, романтический стиль был им чужд, а может (и скорее всего), они о нем просто ничего не знали. Да и откуда? В Гренобле 70-х гг. не было ни модных магазинов, ни Интернета.

И все-таки некоторые женщины (в том числе и моя мать) пытались выглядеть стильно и женственно, и я начала подмечать: у соседки необычные духи, у кузины – прозрачная блузка, у тети новый макияж. Я радовалась каждой крошечной детали, которая выделяла женщину. Я понятия не имела в то время, что такое сексуальность или соблазнительность, но уже тогда понимала, с какой целью женщины прихорашиваются. Стильных мужчин я тоже подмечала: у одного элегантная шляпа или плащ, у другого более изысканная ткань костюма, у третьего кашемировый шарф. Все эти мелочи были для меня сплошным удовольствием.

Любопытство было способом уйти от действительности, через него я открывала новые двери в бескрайнее воображение. Я знала, что где-то существует большой, стильный город, где женщины умеют выбирать одежду и подчеркивать силуэт, где элегантность ценится выше практичности. Мать рассказывала мне о Париже и часто обещала: «Мы поедем туда. Он тебе понравится. Его история, искусство, музеи». Я отчаянно хотела в Париж, хотела посмотреть, как живут люди, как они одеваются, а после этого – увидеть весь мир. Уже в то время я задумывалась, получится ли у меня создавать одежду для шикарных женщин. Я еще не слышала о профессии модельера. Просто знала, что хочу быть частью того, что называется роскошной жизнью, гламуром. Путь от французской Хайди из Гренобля до les maisons de couture (домов высокой моды) Парижа оказался не прост. Никаких связей с миром моды у меня не было. Я родилась в глуши, и не было ни одной причины, по которой я могла бы войти в стильный мир Парижа. Но я мечтала об этом и была уверена, что у меня все получится.

В раннем детстве я уже понимала, что Гренобль – это всего лишь начало, отправная точка. Даже если человек не рожден в большом городе и на протяжении поколений его семья живет в одном и том же месте, это не значит, что он обязан там застрять до конца жизни. У любого человека есть шанс расширить границы возможного. Когда я рассказала о своем решении заниматься модой и уехать, родные были в отчаянии: «Как же так, у тебя здесь все есть!» Но мне было тесно в Гренобле, воображение толкало меня вперед, подальше от дома, любопытство сжигало, словно огромный костер. Мой глобус заколдовал меня. Он был воротами в огромный мир.

2. Швейная машинка. У моей бабушки Мануэлы была швейная машинка с ножным приводом фирмы «Зингер». Она стояла на почетном месте в маминой спальне. Деревянная громадина с металлическими деталями, подвижной педалью и вращающимся колесом казалась мне волшебной. Бабушка подарила маме эту машинку (а с ней и другие семейные реликвии), когда стала совсем старой и больше не могла на ней работать. Но фамильные украшения меня совсем не волновали. Швейная машинка, за которой она работала с такой любовью, – вот что было по-настоящему интересно. Бабушка могла из пары метров простого материала сотворить чудесный наряд. Она была искусной вышивальщицей, умела вязать. Однажды связала мне мохеровый свитер с высоким воротом из пряжи двадцати двух разных цветов, а потом – розовое ажурное бикини, в котором я с гордостью рассекала все лето на пляже в Сен-Тропе, когда мне исполнилось пятнадцать.

Бабушка научила меня осторожно подавать ткань под иглу, заправлять шпульку с ниткой в челнок. Я обожала шить и делала первоклассные строчки зигзагом еще до того, как выучила алфавит.

Когда мне исполнилось семь, мама подарила мне портативную швейную машинку «Зингер», намного меньше бабушкиной. Ни одну вещь в своей жизни я не любила так, как эту крохотулю. Я шила на ней до поздней ночи. Мне совершенно неинтересны были игры сестер в дочки-матери. Единственная игрушка, которая меня вдохновляла, была моя «Зингер». Я проводила за ней все выходные дни и бессонные ночи, сшивая вместе любые лоскуты, какие могла найти дома, – от носовых платков до бархата и пушистой шерсти – и таким образом собирала свою самую любимую мозаику.

3. Маленький твидовый жакет. В повседневной жизни моя мама предпочитала свободный стиль: легкие свитера, хорошо скроенные брюки, обувь на низком каблуке. Но у нее были две вещи, которые она считала своим сокровищем: бежевая шелковая блузка от Yves Saint-Laurent и темно-синий жакет из буклированной ткани от Chanel. Я несколько раз примеряла жакет и инстинктивно понимала, что это действительно вещь высочайшего качества. У него были золотые пуговицы и цепочка, пришитая с изнанки по краю подкладки. Этот жакет не давал мне покоя, и я все время думала о нем.

Однажды после обеда, когда мои родители уехали, я пробралась в мамину комнату и вытащила жакет из шкафа. Мне было десять лет, я уже шила сама и больше всего мечтала понять, как он сделан. Устоять перед искушением было невозможно.

Я принесла шедевр к себе и осторожно отпорола черную шелковую подкладку, чтобы увидеть внутреннюю часть изделия. С почти религиозным трепетом я изучала, как сшиты детали, внимательно рассмотрела плетеную отделку на четырех накладных карманах. Мне очень понравилась идея с карманами: с ними у жакета сразу появлялся характер. Руки у меня дрожали, но я с восторгом изучала все его интимные секреты. Потом несколько часов пришивала подкладку обратно. Шов нужно было сделать таким же аккуратным, чтобы никто не догадался о моей разведывательной операции.

Не успела я повесить готовый жакет обратно в шкаф, как за окном послышался шорох колес подъезжающей машины. Мама понятия не имела, что я сделала, но через несколько недель я сама все ей рассказала. Эта тайна жгла меня изнутри, и я не могла больше ее хранить. Мама совсем не разозлилась. На самом деле она была тронута моим отношением к ее любимой вещи.

«Сказала бы раньше, – ответила она. – Мы бы с тобой вместе это сделали».

В следующую свою вылазку я отпорола подкладку пиджака отца и начала понимать, чем мужская одежда отличается от женской. Внутри было намного больше дополнительных деталей, и весь пиджак был жестким, негнущимся и тяжелым.

А вот жакет от Chanel в каждой своей строчке был женственным. Плотно прилегающий рукав, невероятно мягкая шелковая подкладка, а сама ткань гладкая и легкая, словно это не жакет, а блузка. Подплечики были маленькими и пушистыми. Петли для пуговиц обметаны вручную крохотными стежками. Но больше всего меня поразила цепочка, нашитая по нижнему краю подкладки. С ней изделие становилось тяжелее, и жакет идеально сидел на фигуре, придавая его владелице шарм, характерный для всех вещей от Chanel.

4. Биография Коко Шанель. Вскоре после того как я призналась в преступлении, мама принесла мне биографию Коко Шанель. Она была тронута моим интересом к одежде, и ей захотелось помочь мне двигаться дальше. Книгу о Шанель я прочитала от корки до корки, и не один раз. Коко Шанель была настоящим чудом. Она освободила женщину от корсета, шила одежду со свободным силуэтом, взяв для этого мягкий трикотаж, пластичный, как кожа. Она придумала все, что мы носим сейчас: от жакета из буклированной ткани до petite robe noire (маленького черного платья) и pantalon à pont (широких брюк с двумя рядами застежки на пуговицы). Она стала для меня образцом стиля. Ее модели были удобны и в то же время очень выразительны. Она взяла вещи из мужского гардероба и отдала их женщинам, подарив им силу и независимость. Влюбившись в Шанель, я начала зачитываться другими книгами о моде, в которых можно было бы почерпнуть вдохновение. Мои родные всегда знали, что дарить мне на Рождество и день рождения, и вскоре моя комната стала похожа на филиал местного книжного магазина Librairie Arthaud: у меня были все книги и журналы о моде, искусстве и фотографии, которые там можно было купить.

Моя первая библиотека о моде и стиле

Любая библиотека – как и ваш стиль – станет богаче с этими великими книгами.

• Le Temps Chanel («Время Шанель») Эдмонды Шарль-Ру. Книга на французском, но пусть это будет для вас поводом заодно усовершенствовать язык.

• Poiret («Пуаре») Харольда Кода. Поль Пуаре, французский дизайнер заката Викторианской эпохи, снял с женщины корсет и надел на нее pantalon (брюки). Это был революционер, открывший новую эпоху в женской моде.

• Madeleine Vionnet («Мадлен Вионне») Памелы Голбин. Биография французского дизайнера с превосходными фотографиями. Мадлен Вионне называли «королевой косого кроя», она была современницей Шанель и создала новое представление об элегантности, сделав женский силуэт мягким и подвижным.

• Yves Saint-Laurent («Ив Сен-Лоран») Лоренс Бинейм. Моя любимая биография маэстро стиля.

• Antonio Lopez: Fashion, Art, Sex and Disco («Антонио Лопес: мода, искусство, секс и диско») Роджера и Маурицио Падилья. Одно название этой книги так и тянет взять ее в руки. Здесь вы найдете все творения модного иллюстратора Антонио Лопеса, любимца Уорхола. В свое время, с 1960-х по 1980-е гг., он был крупнейшей фигурой в искусстве, культуре и моде. Он открыл двух статных и величественных моделей, Джерри Холл и Грейс Джонс. Его яркие рисунки всегда дышали цветом и энергией. В мире Лопеса даже нижнее белье было броским.

• Guy Bourdin: In Between («Ги Бурден: между телом») Шелли Вертайм и Ги Бурдена. Биография французского фотографа конца XX в. и сборник его откровенных сюрреалистичных работ.

• Avedon Photographs: 1947–1977 («Фотографии Аведона: 1947–1977») Ричарда Аведона. Все фотографии, сделанные легендарным фотохудожником за тридцать лет работы, в том числе мой любимый портрет Тины Тёрнер.

• Helmut Newton: SUMO («Хельмут Ньютон: SUMO») Джун Ньютон и Хельмута Ньютона. Большой формат, 500 страниц, полное собрание модных фотографий Ньютона, а также портретов знаменитостей. Книга вышла малым тиражом и тут же стала международной сенсацией.

• Serge Lutens («Серж Лютен») Сержа Лютена. Собрание иллюстраций французского фотографа, режиссера, модельера, иллюстратора, стилиста, арт-директора и создателя парфюмерной линии, человека возрождения с изысканным чувством стиля.

• Shocking Life: The Autobiography of Elsa Schiaparelli («Моя шокирующая жизнь») Эльзы Скиапарелли. Итальянский дизайнер, современница Шанель, подробно рассказывает, как изобрела собственную эстетику, соединив сюрреализм, анималистичные принты, принты с газетным шрифтом и ярко-розовый цвет, и чем питалось ее бесконечное любопытство.

И некоторые новинки:

• Fashion: A History From the 18th to the 20th Century («История моды с XVIII по XX век»), составленная кураторами Института костюма в Киото. Триста лет моды, истории, культуры – в фотографиях из коллекции Института.

• Art and Fashion: The Impact of Art on Fashion and Fashion on Art («Мода и искусство: влияние искусства на моду и моды на искусство») Элис Макрелл. Автор проводит исследование, как искусство и мода влияли друг на друга на протяжении столетий: например, Скиапарелли вдохновлял Дали, Ив Сен-Лоран многое взял от Пикассо, а нашу современницу, художницу Сильви Флёри, работающую в стиле поп-арт, вдохновляют роскошные упаковки дорогой косметики.

• Culture to Catwalk: How World Cultures Influence Fashion («Культура на подиуме: как мировые культуры влияют на моду») Кристин Нокс. Книга написана модным блогером из Лондона, она же пишет под псевдонимом Clothes Whisperer (Заклинатель одежды). В своей книге автор проводит исследование того, как взаимодействуют уличная и высокая мода, и выстраивает историческую и современную модную панораму, иллюстрируя ее прекрасными фотографиями.

Самые первые источники вдохновения

Я с детства постоянно искала источники вдохновения и нашла их вот в чем:

• Эрте. Холл между гостиной и моей спальней был украшен литографиями французского художника русского происхождения Эрте. Он начинал свой путь в искусстве, работая для дизайнера Поля Пуаре в эпоху Первой мировой войны, но успех пришел к нему позже, когда он начал рисовать обложки для журналов Harper’s Bazaar, Cosmopolitan, Ladies’ Home Journal и Vogue. Как правило, это были изображения невероятных женщин в экзотических костюмах. Я проходила здесь по несколько раз на день, но каждый раз с удовольствием рассматривала вычурные женские силуэты в соблазнительных позах на черном фоне, одетые в яркие театральные одежды. Каждая складка ткани, цветок, мех и перья были прорисованы с большой точностью и любовью.

• Журнал Elle. Во Франции в конце 1970-х и начале 1980-х гг. журнал Elle стал модной Библией и задавал тон всему миру моды. Вместо портретов кинозвезд я вешала на стену работы фотографа Жиля Бенсимона. Это была эра высоких причесок, красных губ и легендарных моделей Джерри Холл, Эль Макферсон и Дейл Хэддон. Я рассматривала каждую фотографию и примеряла на себя смелые элегантные образы, мечтая однажды покорить Париж.

• Les Createurs. Ведущих французских модельеров 1980-х гг. называли Les Createurs. Во Франции они были так же популярны, как звезды кино, и я восхищалась их революционными идеями. Тьерри Мюглер, «проповедник футуризма», был моим любимым дизайнером. Он создавал яркую остроконечную одежду Х-образного силуэта – большие плечи, узкая талия, широкий низ – из ткани металлик и кожи, как будто его модели прилетели из космоса. Его показы были не просто выходом моделей на помост: он первым начал устраивать на подиуме настоящее представление. Клод Монтана прославился смелым сочетанием цветов и ярких, роскошных тканей – шелка, бархата, кашемира и тонкой драпированной кожи, в обтекающих фигуру минималистских нарядах. Я помню его черные кожаные короткие шорты в сочетании с пурпурными меховыми куртками. Бунтарь Жан-Поль Готье был мастером переосмысления старого и изобретения нового. Он превратил marinière (тельняшку) в бальное платье с перьями; перекраивал шляпы, носки и трико. Надел корсет поверх платья и рубахи и сделал его главным акцентом коллекции. Все мы помним, как Мадонна во время своего тура Blonde Ambition выступала в остроконечном бюстгальтере от Готье. «Король стретча» Аззедин Алайя создавал соблазнительную одежду, в которой женщина выглядела богиней. Он первым представил стретч на подиуме, открыл спандекс и создавал одежду из облегающего трикотажа, который подчеркивал каждый изгиб женского тела. Обнаженное тело показывал осторожно, через плетение, вырезы, кружево и легкие ткани. Он оставался верным себе на протяжении долгих лет, и по сей день его фирменный стиль для меня один из самых любимых.

Стильный провокатор

Я тоже мечтала открыть женщине мир стиля и женственности и начала еще в детстве с мамы, сестер и себя самой. Я стала собственным манекеном, закалывая на себе ткань и собирая шифоновые складки на булавки. В 11 лет я вытянулась, фигура у меня была мальчишеская, и я подолгу изучала себя в зеркале, сочиняла и перекраивала наряды так, чтобы они выглядели по-парижски шикарно (в моем тогдашнем понимании, конечно). Я смешивала стили, экспериментировала с цветом и формой. Увидев в зеркале оригинальный силуэт, чувствовала себя такой счастливой, словно добилась чего-то очень хорошего. Я была в восторге от того, что могу полностью измениться, всего лишь сменив наряд. Какое богатство образов, и все они в моем распоряжении! Одна эта мысль придавала мне сил. Создавать образы при помощи одежды стало моим любимым занятием.

В школе я прослыла оригиналкой, потому что носила обувь на деревянной платформе, джинсы с низкой талией и полосатые блузки. Во время урока рисовала на полях женские силуэты и сочиняла для них истории. Рассматривала других девочек, представляя, что можно улучшить в их внешности и чем я могу помочь. А потом выяснилось, что и девочки, и взрослые женщины уже обратили внимание на мое уникальное чувство стиля и начали обращаться ко мне за советом, какую сделать прическу и как лучше одеться. Я с удовольствием отвечала всем – например, вам лучше заправить рубашку и надеть каблуки, – и к одиннадцати годам поняла, что ко мне прислушиваются и я не боюсь высказывать собственное мнение.

Я все время думала о том, как мне выйти за рамки того, что я уже знаю о стиле. Мои родители пытались меня урезонить: они боялись, что смелые взгляды на одежду и внешний вид в столь юном возрасте помешают получить хорошее образование, поэтому я работала на уроках изо всех сил и делала все, что задавали на дом, лишь бы заслужить право быть провокатором, стильным провокатором. Домашний покой я зарабатывала хорошими оценками.

Но были у меня подруги, которые, в отличие от родителей, не унимались: «Ну почему ты не можешь быть нормальной?» Меньше всего мне хотелось, чтобы меня стыдились, если мы всей компанией шли гулять. Но мне слишком нравилось играть со стилем и узнавать в этой игре что-то новое о себе. И я очень быстро поняла, что мне совершенно неинтересна «нормальная» жизнь. Быть «другой» означало бросать вызов окружающим, быть для них неудобной. К двенадцати годам я поняла, что когда у тебя есть свой стиль и свое мнение, то есть и друзья и – враги.

Четыре девочки

Мое детство было сплошной идиллией, меня любили, за порогом была прекрасная природа. Но мама не верила в сказки. Она рассказывала своим дочерям, что мы сами отвечаем за собственную жизнь и не должны ждать принца на белом коне, который все сделает за нас. Она считала, что если мечтать, то о независимости. Это и стало моей первой мечтой.

Моя мать (кстати, ее тоже зовут Катрин), вышла замуж в двадцать два года и вскоре забеременела. Ее жизнь сложилась так, что она не смогла позволить себе независимость и, вместо того чтобы исполнить мечту и стать учителем, осталась дома, заботилась о нас и следила за нашим образованием.

Хотя она была счастлива и отец хорошо ее обеспечивал, но родись она в другую эпоху, то выбрала бы совсем другой путь. Энергию и творчество она направила в семью: это был достойный труд, но ей чего-то не хватало. Мне кажется, мама рассказывала нам, своим дочерям, о том, как важно быть независимыми и добиваться чего-то своего в жизни, чтобы доказать отцу, что девочки ничем не хуже мальчиков. Мама хотела, чтобы он гордился нами так же, как гордился бы сыновьями.

Я тогда и не догадывалась, что девочки – это слабый пол. До сих пор не могу представить себе, чтобы какие-то мальчики, родись они вместо нас, были бы такими же бесстрашными, какими были мы. Мы с сестрами так и обращались друг к другу – «брат». В своей компании я была лидером. Я хотела быть главной и сильно удивилась, когда подруги сообщили мне, что обычно главные – мальчики. Я была не робкого десятка и не уступила бы никому позицию лидера, потому что в этой роли чувствовала себя прекрасно.

Я никогда не понимала сказок про принцесс. Сидеть на месте и ждать, пока меня спасут, и не принимать участия во всех этих приключениях? Ну уж нет. Спасибо моим родителям за то, что они объяснили мне, как это важно – быть сильной и независимой, как здорово мечтать быть героиней собственного романа и ничего не бояться. Если бы кто-нибудь и собрался прискакать верхом, чтобы спасти меня, это могла быть только я сама.

Мальчиков не учат зависеть от кого-то или ждать принцессу. По собственному опыту я знаю, что девочку нужно воспитывать так, чтобы она понимала, что должна сама отвечать за свою жизнь. И мать не обязательно должна быть живым примером. Моя мама была домохозяйкой, но постоянно твердила нам, что мы не должны повторять ее судьбу, потому что мы девочки, которые будут жить в XXI в. Она рассказывала, как много вокруг возможностей, и часто говорила: «Чем меньше вы зависите от других, тем больше вас будут любить мужчины».

Истории про девочек, у которых появился шанс изменить судьбу, трогают меня до глубины души. Я советую посмотреть два фильма на эту тему. Первый из них фильм Софии Копполы «Девственницы-самоубийцы» 1999 г. с Кирстен Данст в главной роли. Фильм рассказывает о пяти сестрах, живших в 1970-х гг. в маленьком городе, которые были вынуждены покончить с собой из-за обстановки в семье. Я посмотрела этот фильм много лет назад, и он до сих пор не дает мне покоя. Второй фильм – «Мустанг» 2015 г. турецкого режиссера Дениз Гамзе Эргювен. Здесь тоже рассказывается о пяти сестрах. Религиозные родители не давали им жить нормальной жизнью: двух девочек насильно выдали замуж, одна покончила с собой и только две самые младшие сумели сбежать в Стамбул. Страшно подумать, но такие истории происходят в жизни сплошь и рядом и сегодня.

Родители должны защищать детей от подобных трагедий. Я была счастлива, когда Хиллари Клинтон была выдвинута от своей партии на пост президента. Это доказало, что мечта о равенстве достижима и, возможно, станет реальностью.

Мой мальчик

Когда я стала матерью, я уже знала, что должна с раннего возраста объяснить своему сыну, что роль, которую общество и культура навязывают мальчикам, не должна определять его жизнь. Я всячески поощряла его творчество, не останавливала полет воображения. Взяв в руки карандаш, он начал рисовать на обоях в комнате. Я никогда не кричала на него и не запрещала ему это делать. Я хотела, чтобы он творил. Со временем первые каляки превратились в слова и рисунки, потом в изображения Микки-Мауса, а в подростковом возрасте он начал делать граффити. Постепенно его комната превратилась в один огромный холст, на котором он сам, а потом и его друзья могли выразить себя. Он рисовал любимых персонажей кино: Джека Воробья из «Пиратов Карибского моря», звезд баскетбола – Майкла Джордана, Стива Нэша, Дуэйна Уэйда и Леброна Джеймса, а потом пришла очередь первого граффити о любви, сексе и рок-н-ролле. Сегодня Оскар – обычный американский мальчик, родившийся в Нью-Йорке и выросший сразу в двух культурах, французской и американской. Он доволен собой, чемпион по баскетболу, умеет сопереживать и быть щедрым. И сейчас я понимаю, что начиналось все с детских рисунков на стене, со свободы самовыражения. Он до сих пор рисует на стенах в своей комнате, хотя ему уже девятнадцать. Иногда я просто поднимаюсь в его комнату и смотрю на эту огромную книгу истории его воображения. Мы любим эти стены, для нашей семьи они – сокровище.

Что было бы, если бы каждый ребенок мог давать волю воображению и выражать себя без ограничений? Главной валютой нашей культуры стало бы творчество. Мы бы могли делиться и обмениваться идеями (а ведь именно с этого все и начинается), а потом воплощать наши мечты в жизнь.

Первое творение

В тринадцать лет я была похожа на мальчишку и очень хотела, чтобы меня заметили. Мне нужен был яркий, броский наряд. Мы как раз собирались провести зимние праздники в нашем шале в горнолыжном Отранe, и я поняла, что это будет. Я решила сшить лыжный комбинезон.

Лыжный комбинезон – непростая задача. Я активно катаюсь на лыжах, не боюсь штурмовать сложные склоны. А это значит, что мой костюм должен быть теплым, водонепроницаемым, комфортного кроя из мягкой ткани, в нем должно быть удобно делать любые повороты.

Рукава и штанины я выкроила из винила цвета серебристый металлик. Для основной части взяла черный нейлон с ватином и заложила в выкройку вытачки и мелкие складки, которые подчеркнут фигуру. В качестве ярких цветовых пятен я выбрала красную застежку-молнию и красный эластичный ремень, который подчеркнул женственность силуэта. А чтобы сделать костюм практичным, добавила карман на молнии, куда можно было положить бальзам для губ и пропуск на подъемник.

Источником вдохновения для моего творения послужила шпионка Эмма Пил из сериала «Мстители» в исполнении актрисы Дайаны Ригг. Ее героиня носила облегающий кожаный комбинезон и сексуальные ботинки. Во Франции сериал назывался Chapeau Melon et Bottes de Cuir («Шляпа-котелок и кожаные сапоги»). Это название ясно говорит о том, до какой степени французы помешаны на моде. Я очень хотела быть похожей на Эмму и по мотивам ее сексуального костюма сшила свой (а вместо кожаных ботинок у меня были лыжные).

Я носила комбинезон всю зиму, срезая углы в слаломе и поднимая облака снега на склонах. Этот наряд подарил мне крылья: в нем я могла стать хоть королевой горных лыж, хоть королевой диско. Я каталась с еще большим удовольствием, чем раньше.

В тринадцать лет я уже понимала, какой силой обладает одежда. С одной стороны, все очевидно: «Вот она я!», с другой стороны, она помогает своей хозяйке понять и выразить себя. Красивая одежда способна изменить отношение окружающих, она дарит власть и радость, а это невозможно, если ваш наряд невыразителен.

Красивая одежда сразу делает жизнь лучше. В лыжном комбинезоне я немедленно перешла из толпы в «звезды» склона. Люди поневоле оборачивались и останавливались, чтобы меня разглядеть. Я не начала кататься быстрей и лучше, но я стала уникальной. Моя младшая сестра Элен, отличная лыжница, не выдержала и попросила сшить ей такой же. Это был мой первый заказ!

Сокровища с блошиного рынка

В нашем доме был большой чердак, и я все время искала сокровища в пыльных коробках, которые на нем стояли. Там было полно сувениров, старой одежды, разных вещиц, которые родителям были больше не нужны, но и выбрасывать их не хотелось. Став постарше, любовь к чердачным сокровищам я перенесла на блошиные рынки Гренобля – рынок Виктора Гюго и рынок Сен-Брюно. Здесь можно было найти все, что угодно: старые ткани, одежду, пуговицы, украшения и какие хочешь аксессуары.

Мы с мамой могли часами рыться на прилавках в поисках грошовых сокровищ. Каждая такая мелочь была для меня настоящей драгоценностью, каждый потрепанный лоскуток или винтажное украшение – редкой находкой. После похода на блошиный рынок я садилась за «Зингер» и начинала экспериментировать: мне хотелось сотворить из старья произведение искусства.

Когда мне исполнилось четырнадцать, одним из моих творческих проектов стала футболка Fruit of the Loom. Она мне казалась ну очень необычной. Fruit of the Loom – американский бренд, а все американское было воплощением мечты о свободе, новизне и крутизне, которую мы видели только в голливудских фильмах. В общем, я задумала превратить эту футболку в ювелирное изделие и нашила на нее все сокровища блошиного рынка – от маленьких бусин, пуговиц и лоскутов до кристаллов и крошечного золотого якоря. Я даже откопала на развалах две вышитые золотом буквы «С» и «М» и пришила их на самом видном месте. Я купила старые сломанные серьги, вынула из них жемчуг, нашила его на футболку вдоль ворота – и у меня получилось ожерелье.

На этот проект ушло несколько выходных. Закончив, я надела свое творение, закатала рукава – футболка была мне велика, такие вещи еще называют «бойфрендовскими» – и отправилась на танцы. Я чувствовала себя малышкой на миллион и страшно гордилась своей суперкрутой футболкой от Fruit of the Loom. Мое произведение произвело фурор, подружки сразу же бросились повторять мою идею. Надев футболку несколько раз, я решила ее постирать, положила в раковину, налила мягкого средства для стирки, и… краска с лоскутов и бусин тут же потекла на ткань. Быть может, сегодня полинявшая футболка смотрелась бы интересно, но в тот день разводы краски показались мне трупными пятнами на моем бесценном творении, и я в отчаянии вышвырнула его в мусорную корзину.

Та футболка могла бы дать начало целой коллекции, но оказалась всего лишь первым опытом. Мне было четырнадцать, когда я взяла обычную вещь и превратила ее в вечерний наряд. С той поры небрежная роскошь и ненавязчивый шик покорили меня.

Знаковые эпохи стиля

Мне повезло: мое детство пришлось на конец 1970-х – начало 1980-х гг., эпоху множества музыкальных стилей: в каждом были свои боги, у любого из них можно было подсмотреть что-то в характере, что-то в манере одеваться и в итоге придумать свое.

Диско

Эра диско – это блеск и избыточность. Я обожала танцевать, и раз в месяц мы с сестрами устраивали вечеринки под названием les booms (бум) в нашем гараже. Мы очень красиво их оформляли, и о них знала вся округа. Заднюю стенку гаража я драпировала красной тканью, словно в будуаре, ставила свечи, от которых было удобно – и атмосферно – прикуривать наши первые сигареты. Мы рассылали приглашения на разные тематические вечера – например «Субботняя лихорадка» или «Студия 54» – и крутили на них французские хиты Сержа Генсбура и Клода Франсуа, а также записи легенд студии American Motown Дайаны Росс и Майкла Джексона. Под самодельным диско-шаром мы танцевали и целовались до поздней ночи под Rock with You и Upside Down. Я шила сверкающие мини-юбки, надевала головокружительной высоты каблуки или очень женственные шелковые платья-комбинации, о которых в заснеженном Гренобле тогда никто еще не слышал. А цель у меня была одна: отчаянно экспериментировать, рисковать, исследовать, играть в моду и ловить от этого кайф.

• Джон Траволта в «Лихорадке субботнего вечера» сыграл танцора Тони Манеро и выходил на танцпол в белом пиджаке, черной рубашке и очень длинных брюках, и все это стало прообразом блестящих вещей моих коллекций.

• Дайана Росс, ее высокая прическа и красная помада свели нас всех с ума и заставили трепетать от восхищения. Для обложки своего альбома Diana она снялась в простой футболке и джинсах, но выглядела при этом до мурашек шикарно. Я с восхищением смотрела на ее смелое декольте, любовалась ее страстью к яркому цвету и женственной фигурой. Она всегда выглядела невероятно круто.

Панк

В пятнадцать лет я впервые попала в Лондон по программе школьного обмена и тут же отправилась на разведку на Карнаби-стрит. Я бродила по магазинам немыслимых аксессуаров, заглядывала в салоны тату и пирсинга, в ювелирные салоны, где продавались ожерелья из булавок и остроконечные браслеты в духе Sex Pistols или Clash. Я восхищалась всеми этими самодельными и бунтарскими вещами в стиле панк. Я сама с детства немножко панк с моей любовью к лоскутам с рынков и функциональным переделкам одежды.

• Вивьен Вествуд. Неофициальный дизайнер панка: порванные в клочья футболки, осветленные острые пряди, бледная кожа, макияж, больше похожий на синяки, – все это ее изобретения. В ее магазине Sex на Кингс-роуд я купила футболку с надписью God Save the Queen («Боже, храни королеву)» и носила ее с курткой в стиле милитари или под ковбойской рубахой. Позже я стала большим фанатом ее мужа, композитора и музыканта Малкольма Макларена.

• Крисси Хайнд. «Я одеваюсь, как мне нравится, и заставлю вас меня заметить», – поет она в песне Brass in Pocket группы Pretenders. Она убивала наповал своими кошачьими глазами, дразнящими черными волосами и неровно срезанными челками, черными платьями и сетчатыми трико. Стиль Хайнди был и остается провокационным, уличным, кошачьим.

«Новая волна»

Мне всегда очень нравилось смешивать в одежде мужское и женское – например брать мужскую рубашку или брюки и переделывать их в женский наряд. Лучшие представители «новой волны» возвели андрогинность в абсолют, смешали воедино женское и мужское и создали новый стиль.

• Дэвид Боуи. С 1970-х гг. Боуи оттачивал андрогинный стиль, начиная с истории о Зигги Стардасте. Эпоха блесток, накрашенное мужское лицо, обтягивающий мужское тело костюм – во всем этом «виноват» Боуи. Его песня Let’s Dance («Давай станцуем») произвела фурор во Франции, мы все влюбились в его гениально странный образ.

• Энни Леннокс из группы Eurythmics. Из чего же сделаны ее «Сладкие мечты»? Из коротких ярко-красных волос, черного костюма, белой мужской рубашки и галстука, черных кожаных перчаток и хлыста. Плюс невероятно глубокий и звучный голос. Благодаря Боуи мужчины стали краситься, а Леннокс потрясала своих фанатов, выступая в образе красивой женщины с подчеркнуто женственными формами в мужской одежде.

Поп

К середине 1980-х вернулась танцевальная музыка, бал правил канал MTV и у меня появились свои поп-королевы.

• Шаде. Приглаженные, зачесанные назад волосы, красная помада, большие золотые кольца в ушах. Ее графичный силуэт был свободным и плавным. Она была воплощением современной чувственности.

• Мадонна. Ее противоречивый образ в клипе Like a Virgin – белая юбка из вуали, корсет, кружевные перчатки, как у оперной певицы, ремень с надписью Boy Toy (молодой любовник взрослой женщины) и рваные легинсы – заставил изменить свой взгляд на сексуальность целое поколение девушек, которые хотели бунтовать, очаровывать и покорять.

Первое модное шоу в Париже

Когда мне исполнилось шестнадцать, родители купили квартиру в Гольф-Жуан в Антибе, и мы приезжали туда на лето. С друзьями я часто ездила в ближайший городок Сен-Тропе и топлес продавала козырьки от солнца на пляже, чтобы заработать карманные деньги. Я экономила каждый франк и строила планы. Я была готова расправить крылья и отправиться в Париж навстречу своему первому приключению.

Я хотела попасть на модный показ Ива Сен-Лорана. В тот год мне исполнилось семнадцать, и я сумела скопить достаточно денег на дорогу. Одна транспортная компания согласилась доставить меня туда за очень небольшую плату. Родителям мой план, ясное дело, не понравился. Я долго их уговаривала, рассказывая, что мне есть где остановиться, что там безопасно, давила на то, что эта поездка нужна мне ради «моего же образования» и «чтобы по музеям походить». Только сейчас я могу сказать честно: родители понятия не имели, что я вру насчет полной безопасности и что еду не ради музеев, а ради модного показа. В конце концов мама меня отпустила, и я начала собираться в дорогу.

Я набрала лучших вещей с расчетом на неделю, взяла туфли с самыми высокими каблуками, карманные деньги и клочок бумажки с именем девушки, с которой я познакомилась в Сен-Тропе. Она приглашала меня к себе, если я вдруг окажусь в Париже. На грузовике из Гренобля в Город света – семь часов пути. Из уличного телефона-автомата я позвонила своей знакомой. К счастью, она меня вспомнила и у нее на тот момент была возможность меня приютить.

На следующее утро я проснулась очень рано и собралась на показ, надев красную шелковую блузку и черные туфли на шпильках. Модный Дом YSL представлял тогда свою весенне-летнюю коллекцию во внутреннем дворе Лувра – Cour Carrée. Уж не знаю как, но я уболтала охранников и оказалась внутри. Я увидела несколько подиумов, сооруженных специально для показа, и много элегантных женщин, которые пришли посмотреть шоу.

Собравшиеся гости были точным отражением парижской модной жизни. В первом ряду сидели фэшн-редакторы и элегантные клиенты Дома YSL. (Сегодня в первых рядах обычно сидят байеры от крупных универмагов, блогеры и пресса.) Из уважения к маэстро все женщины были одеты в костюмы-двойки с подчеркнутой талией, жакеты из шелка или тафты с широкими плечами и des escarpins (туфли-лодочки). На некоторых были юбки-карандаш c разрезом или зауженные юбки чуть выше колена самых сочных расцветок, цвета фуксии или весенней травы, с большими смелыми принтами, в крупный горох или полоску: все вещи были характерны для фирменного стиля модельера.

Когда началось шоу, меня захватил этот спектакль, полный радости жизни, которой так часто не хватает на сегодняшних подиумах. Манекенщицы улыбались, а с ними и все зрители. Когда я увидела первые модели, у меня перехватило дыхание. Это был лучший экспресс-курс по шитью, о котором я могла только мечтать. Кроме ослепительно красивых платьев YSL дарил нам всем новый опыт общения. Моде тогда было еще далеко до размаха современной индустрии, и события, подобные показу Ива Сен-Лорана, были своего рода французскими салонами – местом, где можно собраться, поговорить, чему-то научиться. Я заметила, как гостьи переглядывались, как общались. Магия того вечера подарила мне вдохновение на многие годы вперед.

Я училась, наблюдала, впитывала каждую деталь. В семь лет я поняла, что хочу шить, а в семнадцать вырвалась в модный мир и стояла среди редакторов, покупателей, клиентов и моделей. Оказавшись на том шоу, став частью этого мира, я поняла, что больше не хочу из него уходить. Это было очень важное для меня чувство: попасть в круг людей, где хочется двигаться вперед и где постоянно чувствуешь вдохновение.

В конце шоу маэстро Сен-Лоран в облегающем костюме вышел к публике и поклонился. Этот момент навсегда остался в моей памяти. Много лет спустя случилось так, что племянник Ива, Лоран Левассер, стал вице-президентом моей компании в Нью-Йорке. Во время поездки в Париж он пригласил меня в Дом высокой моды YSL. Я познакомилась с Пьером Берже, сооснователем Дома и давним партнером Сен-Лорана, а затем – это был самый волнующий момент – меня представили Мастеру. Он был в черном смокинге, белой рубашке и тонком черном галстуке. Больше всего мне запомнились его глаза за темными прямоугольными стеклами очков. Я смотрела на него как на живую легенду. Мне хотелось получше рассмотреть его глаза за очками, чтобы увидеть сияние таланта. Я была невероятно тронута и старалась навсегда запечатлеть его лицо в своей памяти. Когда в 2008 г. Ив Сен-Лоран умер, Левассер принес мне охапку пшеничных колосьев, которые раздавали пришедшим на похороны. Я до сих пор храню их в память о наследии мастера.

Работа продолжается

После поездки в Париж мне нужно было продолжать образование и двигаться дальше. В восемнадцать лет я поступила в Академию моды ESMOD, на факультет конструирования одежды, а после этого – на факультет истории искусств в Сорбонне. Искусство и мода связаны, и многовековая эволюция стиля отражена в картинах и скульптурах. Мне хотелось знать все, я впитывала информацию как губка и тратила многие часы на конструирование рукава для куртки, чтобы добиться идеальной посадки.

По окончании учебы мне не терпелось попробовать себя в собственных проектах, но в то же время хотелось учиться дальше, у мастеров. В модном Доме Dorothée Bis дизайнер Жаклин Якобсон открыла мне секреты трикотажа. Наблюдая за работой модельера Луи Феро и глядя на его рисунки в Maison de Couture, я получила новые знания о цветовых сочетаниях. Наблюдая за Эмануэлем Унгаро, я узнала все о женских формах и драпировке.

И вот наконец я была готова к созданию собственного фирменного стиля. Вместе с друзьями мы придумали модный бренд под названием Cyclopo Locо и обосновались в районе Бастилии. Помню, какое впечатление произвел на нас с Бруно Уильямсом, моим тогдашним бойфрендом и партнером, один концерт на сцене парижского ночного клуба Palace. В тот вечер, 3 июня 1981 г., я впервые увидела Принса. Это был один из его первых концертов после выхода альбома Dirty Mind во Франции. Я помню, как меня сразил его напор, его песни (самая прекрасная из них – Sister), пиратская рубаха с оборками и сильно расклешенные, все в блестках, вельветовые брюки с высокой талией. Это была революция и в моде, и в музыке. Через несколько часов мы отправились в элитный танцевальный клуб Privilege и танцевали среди таких же полуночников в прекрасных эксцентричных нарядах. Начиналась эпоха яркого света и развлечений, и я жила в эти необычные времена.

Сила воображения

Единственный предел для вашей мечты – ваше воображение. Если вы можете что-то себе представить, вы можете этого добиться. В двадцать лет я вдруг поняла, какой силой обладает человеческая фантазия. Это случилось, когда я увидела арт-проект болгарского художника Христо Surrounded Islands («Окруженные острова»). Художник обернул одиннадцать маленьких островков в Бискайском заливе в Майами, штат Флорида, полипропиленовой тканью – розовой, как перья фламинго. На это у него ушло 6,5 миллиона квадратных метров ткани. Создавалось ощущение, будто каждый из этих островов надел неоновую юбку.

Проект был более чем серьезный. Христо готовился к нему три года. Были потрачены миллионы долларов, получено два десятка грантов от правительства, потребовались сотни инженеров и рабочих, четырнадцать недель установки, чтобы воплотить этот новаторский проект в жизнь. Христо удалось объединить огромное количество людей, справиться с бюрократической машиной, уговорить правительство, преодолеть все трудности – и все ради одной-единственной фантазии. Это само по себе можно считать триумфом.

На фотографиях видны лодочки и вертолеты, которые кружат по заливу, любуясь этим на первый взгляд бессмысленным произведением. Розовая обертка островов создала мощное, красивое зрелище, вызывающее восторг, и по-другому заставила посмотреть на заброшенные, покрытые мусором острова во всем мире. Я была так поражена этими фотографиями, что вырвала страницу из журнала и повесила у себя на стене в спальне. «Окруженные острова» – прекрасный и наглядный пример силы мечты и пример того, как далеко может завести нас наше воображение.

Чувство бесконечных возможностей было у меня и на заре интернет-революции в начале 2000-х гг. Стив Джобс из Apple, Ларри Пейдж и Сергей Брин из Google, Марк Цукерберг из Facebook мечтали соединить всех жителей планеты в цифровом мире. Люди мало понимали, что означает эта мысль, равно как и слова «Всемирная сеть» или «смартфон». Но через несколько лет всем стало все ясно. Я навсегда запомнила, кто впервые показал мне телефон BlackBerry в 1997 г. Это была Диана фон Фюрстенберг. Я работала в ее мастерской, когда она вдруг показала мне крошечную металлическую коробочку и сказала: «Смотри, эта штучка изменит весь мир. Завтра она будет у каждого. И мы всегда будем друг с другом на связи».

Для нашего воображения нет никаких границ. Не важно, насколько безумна ваша мечта. Если она есть, вы найдете тех, кто захочет мечтать об этом рядом с вами, и вместе осуществите задуманное. Любую мечту можно превратить в реальность.

Мой друг, девелопер Роберт Уэннетт, тоже в это верит и живет именно так.

В 2008 г. мне позвонил один разработчик и предложил показать свой новый проект в Майами, чтобы я открыла там бутик. Я согласилась, и мы договорились встретиться в Bowery Hotel. Там меня ждал очень красивый мужчина. Он рассказал о своей задумке превратить квадратный блок паркинга в огромный фешенебельный универмаг на углу Линкольн и Алтон-роудс в Майами. Я была совершенно очарована его рассказами и решила, что обязательно еще раз приеду посмотреть, как он воплощает свою мечту в жизнь.

Через месяц в выходные я оказалась в Майами и позвонила Роберту. Мы поехали на Линкольн-роуд смотреть на стройку – в глухой район, где страшно оказаться одной. Он показал мне план-макет, который готовился в известном швейцарском архитектурном бюро Herzog & de Meuron, у авторов знаменитого стадиона «Птичье гнездо» (Bird’s Nest) для Олимпийских игр в Пекине. План был следующий: на основе здания паркинга возвести большой торговый центр в стиле «карточного домика». Я была под сильным впечатлением. Пока мы болтали о проекте, он предложил съездить посмотреть место, где будет построен его будущий дом.

Мы поднялись с ним на самую обычную, голую, всеми заброшенную крышу в том же самом, далеко не престижном районе. Но Роберт ходил по цементной крыше и взахлеб рассказывал: «Здесь будет бассейн. Осторожно, в воду не свалитесь! А сейчас вы в гостиной. Внимание – мы в спальне».

Кто он был? Гений или сумасшедший? Он жил мечтой, а не реальностью и при этом буквально потряс меня силой воображения. Я сказала ему тогда: «Сейчас поверить в эту фантастику трудно. Но я согласна открыть бутик в вашем центре. Я в вас верю. Дайте знать, если понадобится помощь».

Я представила его моим друзьям, владельцам брендов Ladurée и МАС, и они тоже подписали с ним контракт. Десять лет ушло на выстраивание партнерских отношений и поиск финансирования, но сейчас Роберт – владелец самого потрясающего торгового центра с гаражными распродажами и ритейлерскими магазинами во всей Америке. Проект центра получил награду, а он сам стал любимым местом всех любителей шопинга. Фанаты архитектуры и искусства выстраиваются в очередь, чтобы снять это здание с разных точек.

Я продала свою компанию еще до открытия торгового центра, а новый владелец не стал развивать сеть магазинов, так что моего бутика по адресу 1111, Линкольн-роуд в Майами никогда не было. Но зато у меня появился замечательный друг, который благодаря своей мечте сумел превратить заброшенное здание в плохом районе в самый продвинутый и концептуальный молл во всей Америке. Роберт стал звездой! Каждый раз, приезжая к нему в его потрясающий современный дом на той самой крыше, мы вместе смотрим на открывающийся с нее красивый вид и поднимаем тост за силу мечты.

Живите мечтой

Еще девочкой я мечтала стать взрослой и обрести свободу самовыражения, раскрыть свой потенциал (пока до этого еще далеко, но я не останавливаюсь на достигнутом) и жить в гармонии с собой и с миром. Все, что когда-то оказало на меня влияние, помогло сформулировать мою мечту: быть независимой женщиной и жить полной жизнью, стать матерью, любимой, другом, гражданином мира и постигать его разнообразие и разные культуры. И эти мечты пока еще до конца не осуществились.

Это был долгий путь: из Гренобля – в Париж, из Парижа – в Нью-Йорк, из Нью-Йорка – в мир. Были тысячи шагов, сотни тысяч проблем – от подбора тканей до продажи одежды из моих коллекций в 350 бутиках в тридцати странах и до открытия 14 собственных магазинов. Были многие годы создания нарядов для стильных женщин в разных странах мира, модные показы в Москве, открытие бутиков в Дубае и Катаре. В один день я могла пообедать в Стамбуле, а поужинать в Афинах, так как нужно было появиться на публике лично. Я жила со скоростью 100 миль в час, и с собой у меня всегда был целый чемодан идей.

Я создала собственный модный стиль, который можно узнать, не глядя на этикетку. Находясь в самой гуще событий, развиваясь как женщина и как дизайнер, я справлялась с трудностями, радовалась успехам, но сейчас, оглядываясь назад, на двадцать лет карьеры, я понимаю, что все это время я осуществляла детские мечты. Сегодня новые проблемы требуют от меня полной перезагрузки, но я только рада этому шансу и полна новых планов для новых глав своей жизни.

Я сама прокладывала себе дорогу и считаю, что любой человек способен сделать то же самое, а не становиться жертвой жизненных обстоятельств. Вспоминаю своего французского друга Филиппа, который всегда мечтал иметь замок. Он родом из очень скромной семьи в Провансе: никаких титулов, никаких именитых предков, никаких оснований мечтать о роскошной жизни. Но он был уверен, что будет жить по-королевски, и всю жизнь работал ради того, чтобы однажды стать хозяином замка во Франции. По профессии он писатель. Несколько лет назад ему исполнилось сорок, и как раз в это время он написал сценарий для телесериала. На гонорар купил заброшенный замок в Нормандии. Замок был в плачевном состоянии и постепенно разрушался. Крыша наполовину провалилась, никакого электричества и водопровода не было. Он восстановил имение, и оно стало таким же прекрасным, каким было прежде. В одной половине замка Филипп живет сам, другую сдает в аренду для проведения вечеринок. Сегодня замок – это его основное занятие. На воплощение мечты у него ушло двадцать лет, и наконец она сбылась.

Мечту от реальности отделяет только одно – действие. Просыпаясь утром, спросите себя: «Как я могу сегодня стать лучше?» – и не забывайте в течение дня, что вы не просто мечтаете – ваша мечта и есть ваша жизнь. Пусть слова «мечта» и «жизнь» сплетутся для вас в одно понятие. Каждое ваше действие должно быть направлено на то, чтобы создать себя, стать той полноценной личностью, какой вы были задуманы.

Американская мечта против французской

Мне довелось узнать, что такое «американская мечта», и мне нравится это понятие. Это культурный концепт, основанный на свободе, возможностях и процветании, которые складываются в одно большое слово:успех.

Во Франции есть множество идеалов, хотя мы и не называем этот набор «французской мечтой». Наш национальный лозунг –liberté, egalité, fraternité, то есть «свобода, равенство, братство», а вместе они все складываются в одну большую идею:справедливость.

Я живу на два города, в Париже и в Нью-Йорке, а значит, у меня есть уникальная возможность сравнить идеалы двух культур, увидеть силу и слабость каждой и понять, что соединившись вместе, они превращаются в совершенство.

Америка – это сплошное действие.Американцы всегда знают, что и как делать.

Франция – это сплошные идеи.Французы очень много времени проводят в размышлениях.

Американский путь – это путь прагматика.Американцу нравится иметь план из десяти пунктов на пять лет вперед, он всегда думает о будущеми постоянно размышляет, как ему получить то, что хочется. Главное для американца – это результат. Счастье – это успех.

Французский путь – это путь романтика.Для француза все эти списки и планы на будущее словно удавка на шее. Француз мечтательно бродит по улицам, вдыхает запах хлеба и сыра, попивает вино. Он живет сегодняшним днем, и счастье для него – это гармония.

Если к американской сосредоточенности и упорному труду добавить толику идей и страстей из французского романа, получится ослепительный коктейль. Одной рукой обнимите свои мечты, другой решительно указывайте себе путь вперед.

Стиль

Стиль позволяет вам:

• Знать, кто вы есть… и кем вы не являетесь.

• Общаться с миром, не говоря ни слова.

• Меняться, переходя от одного периода в жизни к другому.

• Творчески самовыражаться.

• Изменять свой гардероб. Если у вас есть особый и острый взгляд, вам не нужно покупать массу вещей, чтобы заявить о себе.

• Со временем найти свой собственный идеальный образ.

Форма

Силуэт – это основа любого стиля. Все, что вы надеваете, определяется тем, насколько хорошо вы понимаете и знаете себя, свои общие очертания. Ваш силуэт – это первое, что замечают окружающие. На полуночном свидании, когда вокруг темнота и только свет уличного фонаря освещает вас сзади, ваш любимый человек узнает вас по фигуре.

Изучение себя в зеркале не сделает вас нарциссом. Ваша цель – объективная оценка самой себя, понимание своего тела. Представьте, что вы рисуете свою фигуру черной тушью, подумайте о своем теле и вспомните прекрасные наброски французского иллюстратора Рене Грюо.

Когда вы знаете свой силуэт, вы способны творить чудеса, вы можете подчеркивать достоинства и скрывать недостатки. Удлиненный силуэт – это всегда элегантно, поэтому старайтесь создать иллюзию длины с помощью каблуков и непрерывных линий в одежде.

Движение

Но самое важное – это, конечно, походка. Именно она и ваша осанка оживляют силуэт. Женственная походка всегда похожа на кошачью, осанка должна быть как у балерины, а шея вытянута. Когда вы осознаете, что нужно преподносить себя с достоинством, научитесь быть изящной и гибкой и в то же время решительной, вы будете излучать чувство уверенности в себе. В 1970-е гг. одной из моих самых любимых была походка актрисы Шелли Хак в рекламе духов Charlie. Она была в золотом комбинезоне и на высоких каблуках и под фортепианный аккомпанемент Бобби Шорта не шла, а парила по шикарному бару. Шаг у нее был широкий, уверенный, она шла легкой, чуть пружинящей походкой и все время улыбалась.

Не стесняйтесь отрабатывать походку и приучайте себя сидеть ровно. Попросите снять на камеру, как вы двигаетесь, понаблюдайте за собой со стороны, чтобы понять, что можно исправить. Учитесь ходить на высоких каблуках (удобной для вас высоты), пока ваша походка не станет легкой.

Сила стиля

Если вы обладаете собственным стилем, ваши возможности представить себя миру безграничны. Современная американская фотохудожница Синди Шерман задумалась о том, как внешний вид определяет характер женщины и ее роль в обществе. Она придумала несколько десятков самых разных женских образов – молодых, старых, богатых, бедных, трагических, гламурных – и запечатлела их на фотографиях. Поразительно, но все эти снимки – ее автопортреты. Одна и та же женщина на каждой фотографии неузнаваема и уникальна, потому что каждый образ проработан, к нему подобран гардероб, макияж и парик. Одна и та же женщина может быть какой угодно: все зависит от выбранного стиля и от обстоятельств.

При рождении наши тело и лицо лишены стиля: это пустой холст и только от нас зависит, сумеем ли мы написать на нем сильный, уникальный и стильный образ. Только не нужно стараться походить на остальных или становиться клоном какой-нибудь знаменитости. В идеале нужно создать уникальный образ, который изменит вашу индивидуальность. Создать запоминающийся стиль.

Когда мне было пятнадцать, после многочисленных экспериментов я поняла, что мой фирменный стиль в прическе – это длинные, темные, слегка волнистые волосы, расчесанные на прямой пробор. Я решила, что этот образ идет мне больше всего и так я выгляжу наиболее легкомысленно и современно. Глядя в зеркало, я сказала себе: C’est moi («Это я») – и изменила свой стиль только один раз, после рождения сына. Когда родился Оскар, переживания и новые проблемы, связанные с материнством, побудили меня изменить силуэт, и я коротко остригла длинные волосы. Я поняла, что это ошибка, как только вышла из салона. Я словно лишилась самой себя. Вернуть былую уверенность не помогли ни другой макияж, ни новый гардероб, и я решила нарастить волосы. Когда мои собственные волосы отросли, я снова стала собой.

И сегодня меня узнают с первого взгляда в любой толпе: длинные темные волосы с пробором посередине, красные губы, удлиненный силуэт и каблуки (от туфель на шпильке до высоких замшевых сапог, но всегда на высоком каблуке).

Особые детали в образе некоторых знаменитых людей, которыми я восхищаюсь:

Маленькое черное платье Эдит Пиаф. Французская певица навсегда вошла в историю благодаря своему непостижимому хриплому голосу и маленькому черному платью с V-образным вырезом, которое сразу привлекало внимание к ее тонкой шее и хрупкой фигуре.

Белый хвостик Карла Лагерфельда. Французский модельер уже вошел в историю своей работой в Доме высокой моды Chanel, но навсегда запомнится и его образ: яркий белый конский хвост, черные очки, облегающий костюм, белая рубашка с высоким воротом.

Бледная кожа и черные волнистые волосы Диты фон Тиз. Нежная светлая кожа, уложенные на бок черные волосы, красная помада, яркие черные брови и сильно подведенные глаза роковой женщины – вот что делает узнаваемой американскую королеву бурлеска.

Легендарные взлохмаченные волосы Карин Ройтфельд. У бывшего редактора парижского Vogue нерасчесанные и словно растрепанные ветром каштановые волосы, но при этом она всегда на каблуках, в юбке-карандаш, элегантна, шикарна и в любую минуту готова улыбнуться в камеру.

Индивидуальный стиль может быть создан на самой неожиданной основе. Мадонна известна тем, что берет старое и всем знакомое и переиначивает это на новый лад. Среди самых известных ее нарядов – выпускница в потрепанном платье, соблазнительница в корсете с высоким хвостом, королева гламура в бриллиантах и тафте, ковбойская девушка с мягкими локонами и в ковбойской шляпе, готическая брюнетка в черной облегающей коже, английская наездница в бриджах c широким галстуком и в цилиндре. Леди Гага переиначивает старые стили с еще большим рвением, чем Мадонна, и каждое появление на публике превращает в театральное действо в расчете на удивление и шок. Можно вспомнить хотя бы ее наряд Красной Шапочки, когда она вышла без штанов в одних колготках, или викторианский образ, покрытый вуалью, будто взятый из фильма ужасов. Или ее солнцезащитные очки с бритвенными лезвиями, или образ Доброй Ведьмы в платье на серебряных обручах со сверкающей волшебной палочкой в руке, или, наконец, кожаное платье из вороньих перьев с ботинками в стиле Франкенштейн и зеленым париком. Можно вспомнить платье из воздушных шариков, а также платье из мяса, а потом еще образ сексуальной мотоциклистки из полиции или образ инопланетянки… их множество. Визитная карточка леди Гага – провокация.

Как только женщина находит свой стиль, она должна его придерживаться. Это не значит, что нужно носить одну и ту же прическу и пользоваться одними и теми же духами от пятнадцати до восьмидесяти лет, но если ваш образ вам подходит, подчеркивает вашу уникальность и выделяет вас из толпы, постарайтесь быть ему верной. Однажды подруга детства, увидев меня спустя много лет, воскликнула: «Ты совсем не изменилась!» Для меня это был лучший комплимент. Я-то, конечно, изменилась! Но она на самом деле имела в виду, что мой стиль остался неизменным. Я всегда остаюсь той, кем хочу быть.

Французские it-girls

Некоторые современные стильные женщины являются воплощением небрежного французского шика:

Лу Дуайон, актриса, певица, модель, дочь музы Hermès Джейн Биркин и кинорежиссера Жака Дуайона. Дуайон (когда-то она была лицом Givenchy и Chloé) высокая, стройная, с длинными непослушными каштановыми волосами и челкой. В ее образе сочетаются мужественность и женственность. Что дизайнерское платье, что футболку с джинсами она носит с искусной небрежностью. Кажется, будто она случайно каждое утро находит свой стиль, просто что-то надевая на себя. А общий эффект – роковойшик.

Шарлотта Генсбур, сестра Лу Дуайон, дочь Джейн Биркин и Сержа Генсбура, обладательница кинопремий (некоторые из ее голливудских фильмов: «21 грамм», «Меня там нет», «Нимфоманка»), певица (сотрудничала с Мадонной и Beck) и муза Кристобаля Баленсиага. Длинные каштановые волосы, челка, минимум косметики, джинсы в стиле boyfriend, ботинки, кожаная куртка, классическая мужская рубашка, а все вместе – безупречный стиль.

Элиза Седнауи, крестница Кристиана Лубутена, сестра фотографа Стефана Седнауи и муза Карла Лагерфельда. Она была моделью домов Chanel, Armani, Cavalli и снялась в нескольких французских фильмах. Будучи филантропом, она создала целый фонд, который спонсирует музыкальное образование для детей. Ее стиль варьируется от двубортных костюмов до атласных брюк, юбок макси в стиле бохо и шляп с широкими и очень широкими полями. Но все-таки основа ее стиля – это уверенность, удлиненный силуэт и соблазнительный взгляд.

Жозефин де ла Буме, жена диджея Марка Ронсона, автора композиции Up-Town Funk, лицо (и тело) модного Дома Agent Provocateur, певица группы Singtank, снялась в фильмах «Поцелуй проклятой» и «Агент Джонни Инглиш». Ее гламурный стиль – длинные светлые волосы имбирного оттенка, открытые топы, шпильки и меховые куртки – это стиль шикарной и сексуальной куколки.

Клеманс Поэзи, актриса (сыграла Флёр Делакур в «Гарри Поттере» и Еву Купо в сериале «Сплетница»), а также лицо аромата Love Story от Chloe. Однажды в интервью журналу Elle она рассказала, как выбирает с утра, что ей надеть: «У меня на стуле висит большая куча вещей, и я обычно вытаскиваю вторую сверху». Это очень по-французски: небрежно швырять одежду, зная, что все равно каждая из вещей тебе подходит – к примеру, любимые джинсы от Acne или винтажный жакет от Chanel. Ее стиль – это крутизна и качество.

Миф о французском шике

Все, что вы когда-то слышали, – правда.

• Благоразумие. Французские дизайнеры не нашивают ярлыки на пальто, а прячут в подкладке. Француженки говорят вполголоса, не обнажаются, уверены, что чем меньше, тем лучше. Любой аксессуар – это громкий возглас. Не нужно надевать сразу десять: чтобы привлечь внимание, достаточно одного или двух.

• Небрежность. Конечно, создавая свой стиль, французские женщины прикладывают некоторые усилия, но не слишком себя утруждают. Растрепанная прическа располагает к флирту. Красивую рубашку не нужно идеально отглаживать. Француженки находят баланс между изысканностью и неглиже.

• Несовершенство. Француженка не ищет совершенства. Ставить перед собой недостижимые цели – значит быть несчастной, некрасивой и скучной.

• Тайна. Француженки пытаются всему придать некую таинственность, они живут так, словно снимаются в кино. Когда они прикуривают сигарету, сидят в кафе, скрестив ноги и потягивая кофе, – каждое их движение отточено. А раз на них смотрит воображаемая камера, значит, нужно выглядеть на все сто.

• Простота. Если на одежде слишком много молний и пуговиц, значит, она не французская, а итальянская. Но простой не значит обычный или случайный. Даже если француженка надела джинсы и футболку, первые будут отлично на ней сидеть, а футболка идеально подчеркнет фигуру. Останется добавить пару выразительных деталей: например, красную помаду, заметное украшение, шелковый шарф и каблуки.

• Joie de vivre (радость жизни). Француженку восхищает чувство юмора, легкая улыбка, что-нибудь странное и маленькие радости жизни.

• Качество. Француженка предпочтет одну качественную вещь целому шкафу дешевой одежды. И не забывает, что в гардеробе должно быть несколько хороших базовых вещей на все случаи жизни.

• Романтика. Француженки вступают в романтичные отношения с этим миром с помощью женственных деталей из кружев и шелка, вышивки и украшений, слегка приоткрывая кожу.

• Оригинальность. Конечно, полезно бывает посмотреть на ролевых моделей или пролистать модный журнал, но, чтобы придумать собственный, уникальный стиль, нельзя просто взять и скопировать чужой или скупить в магазине все, что висит на манекенах. Слишком пристально следит за модой только ее жертва. Лучше проявить творческий подход и придумать собственный стиль. Одна яркая перемена образа отзовется во всех сферах вашей жизни. Оригинальность и самобытность – вот путь к воплощению вашего стиля.

• Импровизация. Французские женщины всегда готовы, всегда удивляют и не утруждают себя составлением долгосрочных планов. Они предпочитают сиюминутные решения и в любую секунду готовы бежать на свидание.

• Преданность. Француженка верна любимой одежде. Она испытывает к ней глубокие чувства: пальто или платье, связанные с какой-то ситуацией или дорогим ей человеком, будут бережно храниться в шкафу. Качество французского стиля начинается со старых и очень важных вещей. Они связаны с историей жизни женщины или историей ее семьи, восходящей к предыдущим поколениям. Одежда и драгоценности переходят от матери к дочери, приобретая особый смысл и особое эмоциональное значение. Когда я надеваю кольца своей бабушки, я думаю, как было бы здорово с ней поговорить, расспросить о жизни. Любой француз расскажет вам историю своей крошечной деревни во Французских Альпах. Кольца моей бабушки становятся ее воспоминаниями в моей взрослой жизни и в моем гардеробе.

Как создать соблазнительный силуэт

Я предпочитаю говорить о «чувственности» и «соблазнительности», а не о «сексуальности». Сексуальность – слишком кричащее слово, а вот первые два шепчут. Они не заявляют, а предлагают. Принимая это во внимание:

• Не носите слишком тесную одежду. Одежда должна скользить по телу. Обтягивающая одежда не льстит вам, а подчеркивает каждую складку. Такая одежда расскажет вашему окружению совсем не то, что вам хотелось бы.

• Подчеркивайте свои достоинства и скрывайте недостатки. Подбирайте одежду такого кроя и фасона, которые подчеркнут ваши сильные стороны и скроют слабые. Помните, что красивый силуэт начинается с линии плеч. Если у вас красивые плечи, покажите их. Если некрасивые, добавьте подплечники, чтобы сделать их немного четче.

• Показывайте только одну часть тела. Чтобы быть женственной, не нужно раздеваться. Не показывайте слишком много и сразу. Если хотите показать ноги, откажитесь от декольте. Если демонстрируете глубокий вырез, выбирайте юбку подлиннее с разрезом. Не нужно обнажать руку целиком: покажите красивые запястья, выбрав элегантный рукав в три четверти. Декольте настолько важно для французских женщин, что они ухаживают за этой зоной не менее тщательно, чем за лицом, увлажняя шею, плечи и верхнюю части груди.

• Как показывать зону декольте: V-образный вырез визуально продлевает линию шеи и показывает ложбинку груди. Вырез «лодочкой» подчеркивает ключицы и делает образ чувственным. Свободный свитер обнажит плечо, а воротник-хомут откроет верхнюю часть груди.

• Взрослейте вместе со стилем. Стиль – это не та сфера, где царствуют только двадцатилетние, а другим ход воспрещен. С годами стильная женщина, как и вино, становится лишь прекрасней, шикарней, опытней. Желание быть соблазнительной не исчезает с возрастом. Не должен исчезать и стиль в одежде или ваш молодой взгляд на мир. Но, становясь старше, вы должны становиться еще шикарнее.

• Не слишком старайтесь. Позвольте себе роскошь несовершенства. Я очень люблю мужские рубашки, слегка помятые, с закатанными рукавами, или мужской свитер с V-образным вырезом, который спадает с плеча. К вечернему платью подойдет слегка растрепанная прическа и чуть тронутые помадой губы. Ваша элегантность не должна вас стеснять.

Игра на контрастах

Новые и яркие сочетания – это всегда провокация, и они идут рука об руку с непредсказуемостью любой француженки. Откажитесь от правил, пусть ваше воображение не знает границ. Смешивайте вещи в самых неожиданных сочетаниях, удивляйте и ослепляйте.

День и ночь. Брижит Бардо однажды сказала: «Самым счастливым днем в моей жизни стала одна ночь». Соедините в своем наряде день и ночь, надев что-то кружевное – черное или цвета слоновой кости – и кардиган.

Старое и новое. Винтажная рубашка отлично смотрится с новым пиджаком. А фамильные драгоценности – с современным платьем.

Высокое и низкое. Попробуйте носить бриллиантовые сережки с комбинезоном или туфли на шпильках с шортами и белой рубашкой.

Лето и зима. Француженки не прячут вещи на зиму, и у них всегда есть возможность посмотреть, что можно надеть. Шифоновая юбка с кашемировым свитером, сандалии с джинсами и уютным трикотажем – это всегда красиво.

Грубый и нежный. Кожаный пиджак с шелковой блузкой свободного кроя или мотоциклетные ботинки с кокетливой юбкой. Сочетайте мужские и женственные вещи – вместе они создают чувственное напряжение.

Ткани на все времена

Разные ткани по-разному ощущаются и по-разному лежат на теле. Поэкспериментируйте с ними, отберите те, которые смотрятся на вас наиболее выигрышно, и учитывайте это при составлении гармоничного гардероба.

Мягкие. Сатин жоржет, шелк, кашемир очень приятно ложатся на кожу и добавляют романтики и женственности всему наряду.

Трендовые. На ощупь кожа – один из самых чувственных материалов, совершенно незаменимых в женском гардеробе. Мотоциклетная куртка – ваш лучший компаньон на вечернем сеансе в кино или в опере, поверх длинного платья.

Сухие. Джинсовая ткань может быть как мягкой, так и жесткой, держать или не держать форму. Куртка, джинсы с высокой талией или комбинезон смотрятся очень круто и к ним просто необходима белая хлопковая футболка.

Прозрачные. Кружевная вставка на маечке или кружевная оборка по нижнему краю платья всегда смотрится очень чувственно. Вырезы на любой ткани – это крошечные интригующие окошки. Прозрачный шифон и тюль – дерзкие ткани: они одновременно и скрывают вас, и обнажают.

Могущество красного цвета

Цвет – это острота и энергия. Цвет подстегивает воображение. Вместо того чтобы смотреть на цвета с точки зрения их сочетаемости, взгляните на них с романтической точки зрения. Яркие и насыщенные тона – сильные и решительные. Пастельные – мягкие и нежные. Добавьте в гардероб цвет, чтобы подчеркнуть свой характер и индивидуальность.

Красный – это соблазн, бунт, жар и страсть. Это мой любимый цвет: я всегда чуть подкрашиваю губы красным и в моем гардеробе всегда есть несколько дерзких деталей. Добавьте яркие брызги и в ваш. Красным может быть

• Платье

• Блузка

• Пальто

• Кожаные перчатки

• Туфли на тонкой шпильке

• Сумочка

• Зонтик

Предупреждаю вас: красный цвет обладает такой энергетикой, что с ним нужно обращаться очень осторожно. Одновременно используйте только один из его оттенков, обыгрывая их по очереди. Например, летом я ношу оранжево-красный, а зимой выбираю более глубокий, красный с синим, почти бордовый – фирменный красный цвет Hermès.

Огненное платье

Красный мак роскошен. Текстура его лепестков такая тонкая и хрупкая, что цветок вянет, стоит только его сорвать.

Мак вдохновил меня на одно прекрасное платье. Я сшила его из малинового шелкового муслина, нарезав круги, похожие на венчик цветка, чтобы они разлетались при каждом моем движении. Подвешенное на тонких черных кожаных бретельках, платье держалось на теле как на тонком стебле. И хотя оно не вошло в коллекцию, которую я в то время готовила, зато заняло почетное место в моем личном гардеробе.

Однажды летом меня пригласили на гала-концерт в Саутгемптоне на Лонг-Айленд, и я решила надеть свое маковое платье. Мы с моим бойфрендом в тот вечер поссорились, и я поехала на концерт одна, бродила среди гостей в своем кажущемся живым платье. Я была расстроена, но потом настроение поднялось: красный цвет придал мне силы. И я начала получать удовольствие от вечера, смеяться и шутить с другими гостями.

Когда приехал мой бойфренд Бернар, он увидел, как я ослепительна в своем воздушном и чувственном наряде. Энергетика красного цвета была так сильна и соблазнительна, что он сделал все, чтобы снова меня завоевать. После концерта у нас была страстная ночь примирения. Для меня это платье всегда будет связано с губительными страстями и победой.

Будущее – за женственностью

У некоторых модельеров основополагающим элементом коллекции всегда является жакет. Для меня же воплощение женской одежды – это платье. Оно занимает особое место в моей модной вселенной. Обычно я крою по косой, что дает красивую посадку на фигуре.

Вместе с закройщиком мы играем с деталями, лоскутами, мелкими складками и драпировками и всегда находимся в поиске смелого и нового силуэта. Мы экспериментируем с прозрачными тканями и разрезами, чтобы обнажить крошечные участки тела, не разрушив при этом тайны женского образа. Ключ к красивому платью – это пропорции: высокая талия зрительно удлиняет ноги, глубокий драпированный вырез подчеркивает зону декольте.

Платье способно творить чудеса. Чтобы иметь гардероб на все случаи жизни, для начала вам нужно добавить в него несколько маленьких черных платьев:

• Коктейльные платья из шифона или кружева

• Платья для работы: платье-трапецию, платье свободного кроя с прямым силуэтом, с заниженной линией талии, на молнии или на пуговицах сверху донизу.

• Вечернее платье-бюстье и еще одно, с глубоким и чувственным V-образным вырезом.

• Несколько шелковых платьев-комбинаций косого кроя: летом их можно носить с легким жакетом, а также поверх футболки в сочетании с ботинками или сапожками.

Чувство стиля

Для французов одежда – это выражение чувств. Во Франции одежду не просто носят. В ней живут, в ней испытывают самые разные эмоции: любовь, грусть, триумф, трагедию, и все это неразрывно связывается в памяти с одеждой. Одежда – это и есть чувства, если уж на то пошло. Если платье вызывает радость, купите его! Если приводит в уныние, снимите немедленно.

Когда мои клиенты рассказывают о том, как чувствуют себя в вещах из моих коллекций, они говорят о текстуре, посадке, об удовольствии и уверенности в себе. Женщины рассказывают, как надевали мое платье на первое свидание, на свадьбу или что они были в нем в тот самый вечер, когда влюбились. Все это очень трогательно. Однажды несколько лет назад на благотворительном гала-концерте я познакомилась с Алишей Киз. Услышав мое имя, она повернулась к своему мужу, Свиззу Битцу, и сказала: «Это же Катрин Маландрино! Ты помнишь мою любимую кожаную куртку, ну такую, всю в заклепках? Так вот, это она ее придумала! В этой куртке я всегда чувствую себя сильной!» Мы засмеялись и расцеловались. На дне рождения Мэри Джей Блайдж я познакомилась с Бейонсе. Она обняла меня и сказала: «Вы не представляете, сколько у меня в шкафу ваших платьев. Во всех я чувствую себя красавицей!» Ее муж Jay Z пожал мне руку: так он поблагодарил меня за то, что я сделала его жену счастливой. В 2012 г. Дженнифер Лопес надела на одну из передач American Idol мое платье из черной сетки с поперечными кожаными полосками, которое выгодно подчеркивало ее формы и делало просто ослепительной. Этот образ уверенной в себе женщины появился тогда во всех СМИ. Многие журналисты решили, что этим платьем она хотела уязвить своего мужа Марка Энтони, который незадолго до этого подал на развод. Дженнифер выбрала это платье, чтобы весь мир увидел, что, несмотря на все проблемы, она соблазнительна как никогда. Моя одежда помогла всем этим женщинам стать еще сильнее и увереннее. Когда я вижу, как высоко мои друзья, знаменитости и просто женщины во всем мире оценивают придуманные мной вещи, как дизайнеру мне это очень приятно и конечно же для меня это самая почетная награда.

Французский гардероб на все времена

Какие базовые вещи нужны, чтобы составить основу французского гардероба, и как их сочетать, чтобы получить легкий французский стиль?

Десять необходимых вещей

Шелковое черное платье-комбинация с кружевом

Маленькое черное платье-футляр длиной до колена

Кремовая женственная блузка

Белая «мужская» рубашка из поплина

Черная мотоциклетная кожаная куртка

Тренч классического покроя

Черная юбка-карандаш

Пара облегающих синих джинсов

Маленький черный кардиган

Комбинезон

Шесть ярких аксессуаров

Большая черная кожаная сумка

Вечерний клатч

Туфли на шпильках высотой 7 сантиметров

Пара балеток

Темные очки

Шелковый шарф с рисунком

Для работы: блузка, юбка-карандаш, кожаная куртка, шпильки. Шарф можно повязать на сумку для яркого цветового пятна.

Для случайного, ни к чему не обязывающего свидания: шелковое платье-комбинация с кружевом и декольте, которые будут выглядывать из-под кардигана, плюс джинсы, тренч и на ваш выбор – балетки или шпильки. Шарф на шею для начала: потом, если будет нужно, его можно снять.

Для романтического свидания: маленькое черное платье с мотоциклетной курткой, шпильки плюс очки и красная помада

Для вечернего выхода: верх в бельевом стиле, кардиган, джинсы или юбка-карандаш, можно комбинезон с пиджаком, дальше шпильки и красная помада.

Вещи, которые стоит примерить хотя бы раз в жизни

Ваш стиль – это ваша уверенность, в которую можно облачиться. Правильный наряд сразу же меняет отношение к жизни и задает тон на весь день. Я не призываю вас тут же купить все перечисленные ниже вещи. Можно для начала одолжить их у кого-нибудь и понять, подходят они вам или нет.

• Шарф Hermès. Повяжите его на шею, на ручку сумочки или вокруг талии. Очень полезная вещь и до такой степени шикарная, что вы сразу почувствуете себя француженкой.

• Сумка Chanel на золотой цепочке. Выбирайте классическую модель, из нежной простеганной кожи ягненка с металлическими деталями. Она настолько совершенна, что как только вы ее коснетесь, сразу почувствуете, что сказочно богаты.

• Красные туфли на шпильках. Эта обувь сделает вас неотразимой и невероятно притягательной. Начните с острых шпилек и классических каблуков от Pierre Hardy. Двигайтесь в них, как будто идете по подиуму. Любой мужчина будет следить за каждым вашим движением.

• Рисунок «под леопарда». Будьте смелой, будьте дикой, но не перегибайте палку. Такой принт отлично подходит для шарфика или блузки, но не для всего наряда.

• Темные очки сделают из вас киноактрису. Создавайте новую себя, станьте женщиной-загадкой, у которой много разных тайн. Не выбирайте полностью темные стекла, лучше возьмите затемненные с растушевкой, чтобы за ними угадывались ваши глаза.

• Черное шелковое белье. Выбирайте соблазнительную, таинственную ткань, что скользит по вашей коже и придает вам силы весь день.

• Тренчкот. Классический Burberry. В тренче, на каблуках и в очках можно отправиться куда угодно. Можно распахнуть его, застегнуть ремень спереди или завязать на спине, чтобы выгодно подчеркнуть талию.

• Красная помада. Еще один штрих к образу роковой француженки.

Красота

Мне было десять, когда я впервые посмотрела фильм Жана Кокто La Belle et la Bête («Красавица и Чудовище»), снятый в 1946 г. Я была очарована волшебными интерьерами замка на юге Франции, сказочными костюмами Кристиана Берара и Марселя Эскофье и тем, как внезапно мои представления о красоте наполнились новыми значениями. Сначала Чудовище (Жан Маре) меня испугал, но потом я, как и Белль, пленилась красотой его души и умением сострадать. Сцена за сценой, он сумел превратить уродство в привлекательность и стал моим любимым героем. Мысли о такой трансформации запали мне в душу, и, как это бывает с открытиями детства, я сразу вспомнила о способной все изменить силе внутренней красоты, посмотрев мультфильм 1991 г. студии Disney. Сказка о Красавице и Чудовище остается моей любимой историей: в ней подчеркивается, что общество отвергает тех, кто свободен и расходится с ним во взглядах. Белль была сильной и независимой девушкой и не сломалась под давлением тех, кто ее травил. Она защищалась, делала свой собственный выбор и не унывала. Ее внутренняя красота раскрыла доброту и щедрость Чудовища. Это был долгий процесс, он изменил их обоих, и они полюбили друг друга.

Легкая и непринужденная красота

Модели на фотографиях Сержа Лютена напоминают мне художественные полотна: тончайшие росписи на женском лице, где каждый росчерк карандаша для глаз так же выверен и точен, как грань бриллианта. Но кому захочется поцеловать такое лицо? Страшно испортить макияж или запачкаться. Застывшие образы в модных журналах и книгах о красоте вдохновляют, вызывают восхищение, как произведения искусства, но настоящая живая красота все-таки гораздо естественней.

Ваше лицо должно вызывать желание прикоснуться к нему, а ваши губы – поцеловать их. Излишний макияж – враг нежности.

Как правило, если утром вы тратите слишком много времени на то, чтобы привести лицо в порядок и если в вашем повседневном макияже есть детали, которые требуют особого усердия, значит, вы с ним перестарались. В красоте не должно быть ничего сложного: перед зеркалом нужно проводить всего несколько минут.

Очистите кожу, освежите ее хорошим увлажнителем, сделайте тон кожи ровней легкой основой, чуть-чуть туши на ресницы, немного темной пудры на скулы, чуть-чуть розовой на щеки, слегка коснитесь губ красной помадой. Это естественный, легкий и простой макияж: его достаточно для того, чтобы чувствовать себя уверенно в течение всего дня.

Макияж по-французски

• Увлажнитель. Увлажнять свою кожу совершенно необходимо. Я использую Crème de la Mer и наношу его ежедневно на лицо, шею и зону декольте.

• Легкая основа. В Америке женщины часто накладывают очень толстый слой тонального крема. Француженки предпочитают наносить почти незаметный. Меньше тона на лице – это всегда естественно и создает очень чувственный образ. Я рекомендую ультралегкую основу SPF20, к примеру Synchro Skin от Shiseido, которую использую вместе с тонирующим увлажняющим кремом, таким как Touche Éclat от YSL. Кожа засияет, а взгляд станет яснее. Пудру с эффектом загара, например Terracotta Blush от Guerlain, можно нанести мягкой широкой кистью от линии волос к скулам. Эта пудра сделает кожу красивой в любое время года.

• Красная помада. Только не переусердствуйте. Сильно очерченный контур рта делает его слишком жестким и четким, а излишне напомаженные губы выглядят жирными и как будто покрытыми воском. Лучше слегка коснитесь пальцем тюбика помады, а потом губ, как будто вы только что их покусали. Вы сможете сделать образ чувственным, как никогда раньше. Чтобы губы оставались мягкими, используйте увлажнитель. Я советую бальзам для губ Blistex и Rouge Paris из коллекции French Rendez Vous HSN.

• Выразительные глаза. Проведите черным карандашом для бровей у корней ресниц, чтобы обозначить контур глаз, сверху и снизу, так глаза будут казаться шире. Чтобы сделать взгляд еще выразительней, слегка коснитесь век черными тенями MAC cosmetics, тушью удлините ресницы (возьмите Hypnôse от Lancôme). Щипцы для завивки ресниц сделают взгляд более открытым. Если у вас светлые волосы, не бойтесь темных теней. Вспомните Брижит Бардо и ее любимую черную подводку. Если вы не выспались, можно в крайнем случае воспользоваться маскирующим карандашом.

• Растрепанные волосы. Когда любимый человек проводит рукой по вашим волосам, ему не должны мешать ни лак, ни заколки. Свободно лежащие и слегка растрепанные волосы создают чувственный образ и гораздо более привлекательны, чем идеально ровные или неподвижные. Пусть ветер растреплет прическу. Пусть кудри запутаются вокруг шеи. После шампуня и хорошего кондиционера я слегка подсушиваю волосы и закручиваю их в тугой узел. И когда снимаю ленту, у меня получаются мягкие и естественные локоны.

• Четкие брови. Брови оформляют ваше лицо, и их форма должна быть аккуратной. При этом я не усердствую с удалением лишних волосков и не добиваюсь идеального изгиба. С идеальными бровями та же история, что и с безупречным лицом: красиво, но совсем не сексуально. Не нарушайте естественный изгиб и ширину бровей, просто удалите выбивающиеся волоски, чтобы подчеркнуть линию. Всегда держите при себе щипчики на случай, если надо убрать лишний волосок.

• Изысканный маникюр. В Америке отполированные ногти с объемным рисунком нередко являются одним из элементов соблазнения. Француженки не против маникюра, но слишком длинные ногти считают непрактичными, обременительными и вульгарными. Они предпочитают короткие, округлые ноготки с красным покрытием (я советую Rouge Paris из коллекции French Rendez Vous HSN) или с лаком натурального оттенка: это женственно, красиво и не требует излишней заботы.

С серебром или без?

Седина меняет тон кожи и старит вас раньше времени. Печально, конечно, но с этим ничего не поделать. Черты лица теряются на фоне блеклого облака волос. Но если вы покрасите седину в ваш природный цвет, лицо сразу становится выразительным, появляются румянец на щеках и блеск в глазах.

Так что если вы не великолепная Линда Фарго, директор моды универмага Bergdorf Goodman, которая шикарно выглядит со своими серебряными волосами, то, чтобы избавиться от появляющихся светлых прядей, я все же рекомендую окрашивание. Мне очень нравится седина на висках у мужчин, но женщину седина не красит. Серебристые проблески в волосах сразу же выводят вас из игры. Но при этом не нужно каждый месяц ходить в салон. Можно просто купить упаковку мусса L’Oréal, оттенок которого совпадает с вашим естественным цветом, и раз в две недели наносить его на полчаса на волосы. Их цвет всегда будет насыщенным.

Если же вы откажетесь от окрашивания, вспомните Жан-Поля Готье, Шанель и Гарета Пью, которые выводили на подиум моделей с прекрасными серебристыми волосами. Можно пойти еще дальше и вспомнить Леди Гагу с длинными серебристо-серыми волосами. В таком образе в 2015 г. она приехала в Беверли-Хиллз на вечеринку журнала Vanity Fair в честь вручения премии «Оскар». Но тогда вы должны быть готовы к тому, что седина будет вашей постоянной спутницей.

Вечная молодость

Инъекции филеров и ботокса, чтобы избавиться от морщин и сделать кожу гладкой, являются самой распространенной косметической процедурой в Америке. Это болезненная и недешевая процедура, а проводить ее нужно регулярно, раз в полгода. Вы будете встречаться с дерматологом чаще, чем с друзьями. Если вы настроены решительно, не начинайте делать инъекции до тех пор, пока морщины не начнут по-настоящему вам мешать, то есть не раньше 45–50 лет.

Нам всем необходимо чувствовать себя на все сто, и изобретения индустрии красоты могут в этом помочь. Но подтяжка лица делает всех женщин одинаковыми. Вместе с морщинками вы теряете свою уникальность. В Сети полно фотографий знаменитостей, которые серьезно потрудились над своей внешностью, и теперь их не узнать. Ботокс изменил глаза и губы, которые сделали их знаменитыми, так, что их удивительная привлекательность исчезла. Они стали совершенно обычными, хотя и выглядят моложе.

Мне очень нравятся женщины, которые красиво стареют без пластических операций либо меняют что-то так незначительно, что это почти незаметно. Хелен Миррен недавно отметила семидесятилетие и в интервью Daily Mail сказала: «Сегодня на молодых очень сильно давят стереотипы: они должны выглядеть только так, а не иначе. Но я на склоне лет уже растеряла прелестную наивность юности. И очень рада, что все теперь понимаю сама». Она с гордостью позировала для портрета крупным планом и не скрывала ни единой своей морщинки. В отличие от своих современниц Миррен не боится эмоций, ее лицо очень подвижно и любая смена настроения видна на нем сразу. В фильме 2012 г. «Хичкок» она сыграла Алму Ревилль, жену легендарного режиссера. Ревилль часто приходилось сдерживать эмоции, и Миррен удалось передать всю глубину отчаяния, злости, страха и любви с помощью чуть заметной мимики своего величественного, естественного лица. Пластическая операция сделала бы такую работу невозможной.

Актрисе Джулианне Мур сейчас 56 лет. Однажды она сказала журналисту: «Пластические операции стали обыденностью: они поставлены на поток, и мы теряем представление о том, что такое естественное выражение лица. Не знаю, кому эти операции вернули молодость. На мой взгляд, они помогают женщине рассказать всему миру, что она сделала операцию». За роль в фильме 2014 г. «Все еще Элис» Мур получила «Оскар», сыграв умную, образованную женщину, которая медленно погружается в пустоту болезни Альцгеймера. В этой роли ей удалось передать все мучительные эмоции до боли правдоподобно, чего она никогда не сумела бы сделать с неподвижным лбом.

Всего из-за одного укола вы можете утратить индивидуальность и возможность выражать эмоции, так что будьте осторожны. Зрелость – ваш шанс подчеркнуть индивидуальность. Морщинки – это изысканно и элегантно! Хватит считать их чем-то постыдным. Заявлять о своем возрасте – не значит ставить крест на дальнейшей жизни или красоте. Француженки способны соблазнять до самой смерти. И чем они старше, тем интереснее становятся. Многие годы они совершенствуют душу, ум, сердце. Из всего этого они создают красоту мудрости. С возрастом женщина становится мягче, грациозней, степенней. С этим не может сравниться поверхностный лоск молодости. Мужчин всегда будет притягивать ваша цельная натура и уверенность в себе, а не просто гладкое лицо.

Со временем, в возрасте 40–50 лет, женщины все больше становятся тем, кто они есть на самом деле. В 2016 г. на показе Tom Ford модели Кэролин Мерфи (42 года), Эмбер Валлетта (43 года) и Лия Кебеде (39 лет) шли по подиуму с такой грацией, какая и не снилась моделям, которые были вдвое моложе. Когда я сижу рядом с 21-летней барышней, я чувствую себя совершенно свободно и совсем не стесняюсь того, как рядом с ней выгляжу. Это тихое спокойствие, уверенность в себе не сможет поколебать никакая юная красавица. Я смотрю на молодых с нежностью и радостью и всякий раз думаю о том, какой долгий путь им еще предстоит пройти.

Чтобы в будущем в уколах не было необходимости, я рекомендую метод французских женщин: умываться и увлажнять кожу ежедневно с помощью самой качественной косметики, наносить легкий макияж, который защитит от солнца, не злоупотреблять сигаретами и алкоголем и вести здоровый образ жизни. При таком уходе ваша кожа будет оставаться гладкой, мягкой и чистой и в шестьдесят, и в семьдесят, особенно если вы к ежедневному уходу добавите хорошую ночную порцию любви! И помните: благодаря всем новейшим исследованиям очень скоро мы будем жить до 120 лет, а пятьдесят станут новыми тридцатью пятью!

Красота несовершенства

Америка выбрала себе новый стандарт красоты, сделав семейство Кардашьян звездами первой величины. Их стремление к совершенству (в их понимании) – это прооперированный нос, накачанные губы, большая попа, высокая плотная грудь, залитые лаком волосы, идеальные брови – делает всех шаблонно одинаковыми, неотличимыми друг от друга. Моя американская подруга рассказала мне, что среди девушек есть традиция исправлять себе нос летом после школы и перед учебой в колледже. Они убирают горбинку перед началом новой жизни, чтобы никто не догадался, что она там вообще была.

Француженки считают, что выдающийся нос или любая другая заметная черта лица – это преимущество. Дело не в том, что они «принимают себя такими, как они есть» и «смиряются с собственными недостатками». Просто они развивают нестандартные черты как во внешности, так и в характере, что позволяет им выделяться из толпы.

У певицы Марии Каллас был крупный нос. Вместо того чтобы его стесняться, она, по сути, с его помощью построила свою блестящую карьеру. Ее голос был таким звучным благодаря ему. Благодаря носу на фотографиях у нее был такой потрясающий профиль. Никому и в голову не приходило считать ее некрасивой, в том числе и греческому магнату Аристотелю Онассису.

Ванесса Паради прославилась не только песнями, но и своим чувством стиля и улыбкой. Между передними зубами у нее щербинка, которую французы называют les dents du bonheur, или «счастливые зубки». Однажды она сказала в интервью: «Почему я должна их менять? Я с такими родилась».

Английская актриса и певица Джейн Биркин никогда не стеснялась своей мальчишеской фигурки, а, наоборот, подчеркивала ее джинсами и футболками. В 1960–1970-х гг. ее андрогинный шик был свежим и необычным образом, и в те годы Биркин стала первой it-girl Европы. А маленькая грудь была частью ее невинного образа.

Когда двадцать лет назад я переехала в Нью-Йорк, мне казалось, что у каждой женщины этой страны большая грудь. А у меня маленькая. Моя американская подруга, с которой я в то время только познакомилась, сказала мне: «Тебе нужны большие сиськи. Это сразу изменит твою жизнь. Хочешь, дам телефон своего хирурга?»

Я даже какое-то время размышляла, брать или не брать, но быстро пришла в себя. Моя маленькая грудь вполне пропорциональна. Представив свой тонкий силуэт с большой американской грудью, я сразу поняла, что это выглядит совершенно неестественно, и решила: «Моя жизнь прекрасна! Не хочу ничего в ней менять!» Я надеялась, что американским мужчинам понравится то, что они увидят в платье с глубоким V-образным вырезом. Оказалось, что маленькая грудь в бюстгальтере в форме полумесяца – редкость в Нью-Йорке, где царствуют огромные сиськи. Когда вы отличаетесь от других, вы становитесь более привлекательной.

Похожая история произошла, когда я первый раз посетила американского дантиста. У меня передние зубы немного кривоваты. Он увидел их и говорит: «Вы не можете оставить все как есть. Их надо выпрямить». Покинув кабинет, я начала невольно приглядываться, как улыбаются женщины на улице: абсолютно у всех зубы были идеально белые и ровные. Мне пришлось напомнить себе, что я всегда любила свою улыбку и много раз я слышала в свой адрес комплименты от друзей. Если бы мои зубы стали такими же, как у всех вокруг, я бы утратила шарм. Поэтому я решила оставить свою чудесную несовершенную улыбку в покое.

Нам всем хочется, чтобы нас любили, и чувствовать, что мы привлекательны, такие какие есть. Наша сила заключается в нашей индивидуальности и личности, во всех наших несовершенствах, в том, как мы говорим и думаем, и в том, как мы себя ведем. Во Франции говорят: Vive la difference! («Да здравствует отличие!»). То, что для американцев недостаток, для французов – настоящий соблазн.

Вкалывать в спортзале? Non, merci.

Во Франции мало кто ходит в спортзал. Я пыталась несколько раз ходить на тренировки в Америке и поняла, что меня приводит в уныние закрытое помещение с громкой музыкой и запахом пота. Такая обстановка меня совсем не вдохновляет.

Если мы говорим об аrt de vivre, или «искусстве жить», во Франции, то говорим о том, что приносит радость и удовольствие. Это касается любых видов деятельности. В погожий день французы занимаются спортом с друзьями и после этого вкусно обедают. Если подружки собрались вместе и на небе светит солнце, кто-то из них может предложить: «Давайте сыграем в теннис!» Если выдалась снежная неделя, кто-нибудь скажет: «Поехали кататься на лыжах в выходные!» Если вы осенью гуляете с любимым человеком и с деревьев опадает листва, один из вас предложит: «Давай покатаемся верхом!» Никто не занимается спортом только ради рельефного пресса или подтянутой задницы. Вы делаете это ради удовольствия, радости, ради того, чтобы жить на полную катушку здесь и сейчас. Французы получают удовольствие как от природы, так и от физической активности. Француженки часами гуляют по улицам города, а то, что это упражнение для всего тела – просто приятный бонус. Вместо торговых центров они ходят по уличным рынкам, переходят от одного магазинчика к другому, и день, посвященный шопингу, становится одновременно и днем спорта.

Конечно, француженки очень хотят иметь сексуальное и чувственное тело. Но у них совсем другие представления о том, что это значит, по сравнению с голливудскими стандартами. Француженки хорошо себя чувствуют, имея фигуру любого размера. Если у женщины есть небольшой животик, она не станет тратить время на то, чтобы убрать его, спрятать или сплющить. Однажды я прочитала у Ким Кардашьян: «Я не выйду на улицу без утягивающего белья!» Во Франции лишь немногие женщины носят эти изделия для пыток. Вместо этого они подбирают одежду, которая помогает скрыть недостатки.

Вес и диета

Если француженка хочет скинуть вес, она берет порции поменьше и контролирует количество хлеба и сахара. Она не меняет рацион, а просто меньше ест. Она никогда не выберет жесткую диету, потому что лишит себя радости от еды. Убрать из жизни круассаны и масло означает для нее отказаться от своей культуры, привязанностей, любви и вкуса к жизни.

Почему бы американским женщинам не взять такой подход на вооружение? Вместо популярной палеодиеты или диеты «Южного пляжа» можно изредка позволить себе что-то из выпечки, подсластить жизнь ложечкой сахара – и не ругать себя за это. Они были бы гораздо более соблазнительными и более счастливыми. Запретить себе пирожные равносильно трагедии. Крошечные макарон от Ladurée – в умеренных количествах – невероятно вкусны.

Вопреки слухам не все француженки худые и стройные. Они бывают всех форм и размеров: полные, худые, высокие, низкие. Но ни одна из них не считает, что пара лишних килограммов – это огромная проблема и нужно от них избавиться ценой страданий. Любую проблему француженка рассматривает с точки зрения соблазнения и обольщения. Если она не чувствует себя сексуальной из-за веса, то в течение нескольких месяцев будет есть меньше, чтобы вернуть себе чувство уверенности в собственных чарах.

У меня есть близкая подруга, довольно крупная дама, большая любительница вкусной еды и хорошего вина. Она не влезает ни в один стандартный размер. Муж ее обожает и смотрит на нее так, словно она богиня, спустившаяся с небес. Когда мы гуляем по парижским магазинам (а она это очень любит) и заходим в магазин Dior, она говорит продавцу: «Вот мои точные мерки. Пожалуйста, сделайте на мой размер это платье или вот эту блузку». Вся ее одежда сшита исключительно на ее фигуру, и она с гордостью носит все эти модные вещи. «Проблема не в том, что я слишком крупная, – считает она. – Просто обычные размеры слишком мелкие». Нет, она не вписывается в стандарты красоты, но зато излучает легкость и уверенность, которые очаровывают всех, кого она встречает. А свое достоинство, красивую грудь, она подчеркивает глубоким декольте, которое делает ее очень соблазнительной.

А еще у меня есть другая подруга, очень стройная и высокая. Она могла бы стать топ-моделью, если бы захотела, но полностью утратила уверенность в себе. Она постоянно жалуется на свои длинные изящные ноги («тощие!»), на свою грудь («слишком маленькая!»), на свое лицо («слишком узкое!»), на свои руки («слишком худые!»). Она намного красивее всех, кого я знаю, но совершенно не любит себя. Этот феномен – красивые девушки, которые строго критикуют свою внешность, – встречается гораздо чаще, чем вы думаете. Возможно, идеальная красота не дает обладательнице возможности что-то улучшать и работать над собой. На самом деле она не сделала ничего, чем могла бы гордиться. При этом моя крупная подруга всегда смеется, делает успехи в карьере, а еще ее любят.

Не размер, а уверенность в себе – вот решающий фактор вашего счастья.

Злейшие враги красоты

Самая потрясающая женщина может иметь черты характера, которые лишают ее красоты. Ревность, зависть, гнев – не те качества, которые стоит носить на лице и в сердце.

У красоты есть два злейших врага:

• Ожесточенность. Если женщина потерпела неудачу, она видит только негативную сторону жизни и обвиняет других людей в собственных неудачах. Она злится и ненавидит все вокруг. И не важно, насколько она хороша собой от природы: чувство ожесточения делает человека уродливым в любом возрасте. На мой взгляд, это самое худшее, что может случиться.

• Скупость. Нет ничего менее привлекательного, чем женщина, которая живет со стиснутыми кулаками и не любит платить по счетам. Она принимает подарки, но никогда ничего не дарит сама. Словно лиса, укравшая яйца, она гордится тем, что ей удалось выйти сухой из воды. Отсутствие щедрости равняется отсутствию сексуальности.

Лучшие друзья красоты

Красота – это особый взгляд на мир. Где бы вы ни были, оглянитесь вокруг, и вы всегда найдете то, чем можно любоваться. Загляните в себя и отыщите свои самые привлекательные черты. Щедрость, доброта и всепрощение – прекрасные качества, которые полностью вас преображают.

Позитивный настрой – главный аспект красоты. Всегда обращайте внимание на светлую сторону жизни, и у вас будет шанс стать красавицей и остаться ею навсегда.

Один из самых обворожительных мужчин среди моих знакомых передвигается на инвалидном кресле. В сорок лет он переполнен радостью и удовольствием от жизни. В двадцать четыре года он попал в аварию и много лет после этого был несчастен, но смог придумать себя заново и стал уверенным в себе соблазнителем. Впервые я познакомилась с ним в загородном доме моей подруги Мишель в Ист-Хэмптоне. Всего пару минут я чувствовала рядом с ним неловкость. Но потом он взял теннисную ракетку, сыграл самую настоящую партию в теннис и выиграл сет у своего соперника, тогдашнего мужа Мишель, здорового мужчины. Я восхитилась его силой и решительностью. Позже я узнала, что он очень любит спорт, и отправилась с ним кататься на велосипеде в Центральный парк. Ничто не может запретить этому человеку жить своей жизнью. Он занимается плаванием и скайдайвингом. У него прекрасное чувство юмора, он уверен в себе, у него очень красивый торс – и все это делает его невероятно привлекательным.

Он окончательно покорил мое сердце, когда пригласил меня в один из самых крутых на тот момент ночных клубов Нью-Йорка, Baby Grand в Трайбеке. Он был в инвалидном кресле, но сразу взял меня за руку и потащил на танцпол. Он танцевал в кресле в такт музыке. Это была просто фантастика. Все женщины вокруг были сражены. Мы танцевали всю ночь в центре толпы, и я была так очарована его дерзостью и уверенностью в себе, что спустя какое-то время уже сидела у него на коленях и целовала в губы.

Когда вы развиваете то, что у вас есть, и доводите это до совершенства, это и есть ключ к вашей красоте на всю жизнь. Даже с таким вызовом, какой был брошен моему другу, всегда есть шанс начать жизнь заново, придумать новую себя и стать невероятно красивой и соблазнительной.

Если Вам понравилась книга, ее можно честно купить и продолжить чтение

Француженка. Секреты неотразимого стиля КУПИТЬ

ru Russian
X