О чем читают в книге Елены Джеро «Рим за три дня. Нескучный путеводитель»:

Этот путеводитель для вас, если:

• вы хотите гулять по Риму с улыбкой;
• вы хотите узнать самое интересное, удивительное, поразительное и пикантное;
• вы хотите, чтобы путеводитель говорил с вами живым языком, а не сухими канцелярскими фразами;
• вы считаете, что имена деятелей и даты событий важны для истории, но в концентрации три тысячи за три дня они не запоминаются;
• вы предпочитаете смотреть на город много, а в путеводитель мало, а не наоборот.

Рим за три дня СКАЧАТЬ

Джеро Рим за три дня

Рим за три дня ЧИТАТЬ

Как устроен путеводитель

Три основные прогулки распределены по дням, план местности прилагается к каждому маршруту.

Маршрут третьего дня несколько короче маршрутов первых двух дней и с умыслом заканчивается у Алтаря Мира, где часто гастролируют прекрасные выставки.

Альтернативные варианты приобщения к искусству предложены в списке личных рекомендаций автора. Рекомендаций мало, зато все «золотые» (это касается и гастрономических оазисов). Не потеряться в них поможет краткий путеводитель по римской кухне, а «куча» интересной и полезной информации совершенно необходима тем, кто хочет, чтобы отпуск удался на славу.

* * *

Если у вас в запасе есть еще немного времени, то обратите внимание на маршруты Прогулка по Аппиевой дорогеВилла Боргезе и Тайны христианства.

Если вы уже посещали Рим ранее, то для вас:

• Маршрут Ангелы и демоны, или Путь просвещения иллюминатов (по книге Дэна Брауна «Ангелы и демоны»)

• Маршрут «Говорящие» статуи Рима

• Маршрут Бернини vs Борромини

• Маршрут Древние обелиски Рима

* * *

Раздел «Что такое, кто такой?» объяснит, что означают буквы SPQR, которые встречаются на каждом шагу, чем отличается Юбилейный год от обычного и какие базилики называются Великими. А еще расскажет про гениальных творцов, мадоннеллы, обелиски и многое другое.

Основные прогулки

День первый

Экстракт

Площадь Пополо (дьявольская дыра из «Ангелов и демонов», церковь художников, любимый ресторан Федерико Феллини и любимый отель голливудских звезд) – Пинчо (обелиск любви-вины) – Испанская лестница (орел, корона, лилии и фашистский обелиск) – площадь Испании (три страны в одном флаконе, лодка для вина и колонна, которой пожарники дарят цветы) – улица Кондотти (кафе Гоголя и Стендаля, столица Мальтийского ордена, церковь спасителей Дон Кихота) – улица Корсо (глаз осы, бег с горящей смолой, маленький бизнес монахов, домик премьер-министра) – площадь Пьетра (приемный сын божественного отца) – площадь Святого Игнатия (церковь с фокусом) – Виа Лата (Носильщик, который умер против собственного желания) – улица Корсо (сокровищница неблагодарных наследников) – площадь Венеции (концерт юного Моцарта, «кино» матери Наполеона, венецианский лев, вставная челюсть, любовница короля, верный способ выиграть в лотерею) – Капитолийская площадь (лестница для лошадей, прачка-принцесса, Судный день) – Императорские форумы(прототип для сказки о Золотой рыбке, смерть за вандализм, Иерусалимская менора, самые важные женщины Древнего Рима, статуя с чужим лицом) – Колизей (кубок Дерби) – Большой цирк (похищенные жены) – площадь Бокка-делла-Верита(очередь к канализационному люку, покровитель влюбленных, дверь на все четыре стороны).

Старт на площади Пополо.

Как добраться: метро линия А, станция Flaminio.

 

Площадь Пополо (piazza del Popolo) – Народная площадь.

Потому что popolo значит «народ». Хотя есть мнение, что площадь получила свое имя не из-за людей, а из-за деревьев, точнее, из-за одного дерева – тополя, который на итальянском тоже называется popolo. Тополь произрастал на месте сегодняшней базилики Санта-Мария-дель-Пополо и мешал народу. Мешал, в основном, морально, потому что пустил корни над могилой ненавистного императора Нерона, гонителя христиан номер один. Естественно, любой римлянин с воображением, проходя мимо, представлял, как корни тополя каждый день буквально впитывают зло, а ветви развевают его по ветру на все вокруг. Плохое дерево надо было извести, при этом не заразившись злом, и сей подвиг смог совершить только папа римский, причем собственноручно. Так Пасхалий II стал народным героем. А героям не перечат, поэтому, когда народу было велено скинуться и построить здесь часовню, никто не возражал.

 

Правда, некоторые историки утверждают, что на самом деле там рос вовсе и не тополь, а орех, и спорят с «командой тополя» о происхождении названия площади, но все согласны с тем, что базилика Санта-Мария-дель-Пополо (Santa Maria del Popolo) зовется «народной» из-за народа, на средства которого была построена ее прапрабабушка. Потом церковь подросла, и затем она росла все больше уже на средства знати и церковников, которые обеспечивали работой многих талантливых творцов. Среди них был и Рафаэль – именно он спроектировал капеллу Киджи.

Агостино Киджи был папским банкиром, и мраморная пирамида – это гробница, в которой он покоится вместе со своей семьей. Капелла прославилась в фильме «Ангелы и демоны», но мы пришли бы сюда и без указаний Дэна Брауна – из-за Джан Лоренцо Бернини. Если вы никогда не слышали этого имени, то запомните всего два слова: гений барокко. Хотите больше? Хорошо, я расскажу, но предупреждаю, что «во многом знании много печали», и бытие Джан Лоренцо – яркий тому пример. Зачем, спрашивается, было уродовать свою любовницу, замужнюю причем (которую даже звали Констанция, представляете?), только за то, что она изменила ему с его же младшим братом? Или забрать у вечного соперника Франческо Борромини всю славу создания балдахина в соборе Святого Петра? Как работать – так вместе, а как почести – так только одному? Некрасиво, спору нет. У Бернини длинный список грехов, но список его благих творений длиннее.

В капелле Киджи (Cappella Chigi) их целых три – две скульптуры и эскиз. Скульптура первая «Ангел и пророк Аваакум» изображает ангела, который посылает пророка накормить Даниила, брошенного в клетку со львами. Неслучайно скульптура напротив – «Пророк Даниил со львами». А эскиз, воплощенный в мозаике на полу (точнее, над гробницей), легко узнать по крылатому скелету с надписью «Mors ad Catlos» (крылатая смерть). Бернини работал не только над капеллой Киджи, он вообще широко развернулся в церкви – и фасад переделал, и арочные пролеты, и орган.

Третий великий маэстро, к которому приезжают поклонники со всего мира, – это Караваджо. В капелле Черази (Cappella Cerasi), справа и слева от «Вознесения Марии» кисти Аннибале Карраччи, сразу два его шедевра.

Распятие апостола Петра (случилось в 67 году, нарисовано в 1600 году).

Что видим: трех рабочих, поднимающих крест с распятым апостолом Петром. У Караваджо святой не очень похож на героя, скорее на обычного старика, на такого же человека, как мы. А вот лиц рабочих не видно – так художник хотел показать, что они не убийцы, а простые люди, вынужденные выполнять свою работу. Почему же они поднимают ноги? Потому что апостол Петр был распят головой вниз по его собственной просьбе: святой не считал себя достойным принять казнь Иисуса. Перевернутый крест – один из символов апостола Петра, а не сатаны, как некоторые думают.

Перевернутый крест – один из символов апостола Петра. Он был распят головой вниз по его собственной просьбе: святой не считал себя достойным принять казнь Иисуса.

Обращение Савла.

Что видим: упавшего с лошади юношу. Это Савл, который ехал в Дамаск, где собирался арестовывать христиан, потому что был их ярым гонителем. А с лошади упал от неожиданности: ночная пустыня вдруг озарилась ослепительным светом и раздался голос Иисуса, который приказал Савлу прекратить преследования и стать его правой рукой. Желая подчеркнуть случившееся чудо, художник «поднял» ногу коня, чтобы тот случайно не затоптал хозяина, и добавил в уголок картины старика – свидетеля происходящего. Как мы знаем, Савл послушался и сделался апостолом Павлом – единственным, кто был призван уже после смерти Иисуса.

Piazza del Popolo 12

Пн – чт 7.15–12.30 / 16.00–19.00

Пт – сб 7.30–19.00

Вс 7.30–13.30 / 16.30–19.30

До постройки центрального вокзала народ прибывал в город по Фламиниевой дороге через ворота Пополо (Porta del Popolo). Конечно, не только простой народ, встречались и непростые путники, например, королева Швеции, которой надпись «FELICI FAUSTOQ (UE) INGRESSUI ANNO DOM MDCLV» желает «счастливого приезда в добрый час в 1655 году». Именно к ее визиту Бернини перестроил внутреннюю часть ворот, а наружная и так была прекрасна: королеву встречали статуи Петра и Павла, которые не подошли для базилики Святого Павла, но в Риме, как вы скоро убедитесь, ничего не пропадает…

В наши дни на площади тоже можно увидеть знаменитостей, причем не только на концертах и митингах, которые здесь проводятся. Голивудские звезды и заграничные политики частенько гостят в «Hotel de Russie», расположенном в двух шагах от площади, и иногда попивают аперитив в любимом ресторане Федерико Феллини – «Canova» или напротив него, в «Rosati», где завсегдатаем был Пьер Паоло Пазолини. В то время оба ресторана были местом встречи творцов кино, писателей, художников и журналистов; теперь же там в основном туристы да римляне, которые пришли на других посмотреть и себя показать.

Это занятие было популярным во все времена, менялось только место променада: в XIX веке, когда площадь соединилась аллеями и лестницами с холмом Пинчо (Pincio), главный променад города проходил здесь. Сверху вид особенно красив – 24-метровый обелиск Фламиния (Obelisco Flaminio) кажется совсем крошечным. Это, бесспорно, самый древний обитатель площади, он рожден в XIII веке до н. э. в Египте. Император Август привез его в Рим и поставил в Большом цирке, а взорам прогуливающихся по площади Пополо обелиск предстал лишь в XVI веке. Честно говоря, в XVI веке народ здесь не столько прогуливался, сколько приходил смотреть на публичные казни. Одну из них в 1817 году наблюдал даже лорд Байрон, о чем подробно написал издателю.

К счастью, вскоре ужасная атмосфера сменилась прекрасной: на месте старого фонтана появились более подходящие обелиску львы, по краям эсседр (полукружий) – скульптуры времен года, по центру – два фонтана: фонтан Нептуна с тритонами и дельфинами (Fontana del Nettuno in Piazza del Popolo) и фонтан богини Ромы (Fontana della Dea di Roma) с сидящими фигурами Тибра и Аниене (река неподалеку от Рима). У ног богини расположилась Капитолийская волчица с близнецами Ромулом и Ремом (основатели Рима).

Площадь Пополо является вершиной Трезубца (Tridente) – так римляне называют три сходящиеся к площади улицы. Правый зубец – улица Рипета (via di Ripeta), левый – улица Бабуина (via del Babuino), центральный – улица Корсо (via del Corso). А между зубцами красуются две одинаковые на первый взгляд церкви, которые горожане зовут близнецами. Но со второго взгляда становится ясно, что близнецы эти дизиготные. Правая церковь Санта-Мария-дей-Мираколи (Chiesa di Santa Maria dei Miracoli), в отличие от близняшки, имеет в основании не эллипс, а круг. Церковь чудес (miracoli значит «чудеса») знаменита тем, что стоит НЕ на месте чуда, в честь которого построена. Чудо случилось такое: однажды в Тибр упал младенец, но его мать принялась молиться образу Святой Марии, и ребенка спасли. После чего, как положено, на берегу реки поставили часовню, и если бы Тибр был спокойной рекой, там бы она сейчас и стояла. Три века часовня сражалась с наводнениями, но в конце концов наводнения победили, и было решено построить церковь в более безопасном месте – на площади Пополо.

Via del Corso, 528

Пн – вс 7.00–12.30 / 16.00–19.30

«Церковь художников» (Basilica di Santa Maria in Montesanto) знаменита своими прихожанами. Уже более 60 лет в мессах принимают участие художники, писатели, артисты и музыканты.

А вот ее «сестра», церковь Санта-Мария-ин-Монтесанто (Basilica di Santa Maria in Montesanto), к которой приложил руку Бернини, знаменита не чудесами, а прихожанами. Ее второе имя – «церковь художников» – не совсем отражает реальность, потому что, кроме художников, в мессах более 60 лет принимают участие писатели, артисты и музыканты. Кажется, площадь Пополо притягивает знаменитостей, как магнит.

Via del Babuino, 198

Пн – пт 17.30–20.00

Вс 11.00–13.30

Суббота – выходной

Теперь давайте отправимся по извилистой Salita del Pincio на холм Пинчо в одноименный сад. Поверьте, оно того стоит! Поднимаемся выше и выше, пока не окажемся на смотровой террасе с чудесным видом. Налюбовавшись, находим обелиск Антиноя (Obelisco di Antinoo) и вспоминаем историю. Антиноем звали греческого юношу, фаворита императора Адриана. Именно Адриан возвел обелиск после того, как Антиной утонул в Ниле. При странных обстоятельствах, заметим, утонул. Так что может статься, что обелиск возведен не в честь любви, а под гнетом вины, но об этом история умалчивает. Зато иероглифы на всех четырех сторонах обелиска красиво повествуют об обожествлении Антиноя и основании в его честь города Антинополя. Город и сейчас стоит на месте подозрительной смерти грека, только сменил имя и сегодня известен как Шейх-Ибада.

Выходим на живописную аллею viale della Trinità dei Monti, откуда открываются захватывающие виды Рима, и направляемся к обелиску Саллюстия (Obelisco Sallustiano), который стоит перед церковью Тринита-деи-Монти (Chiesa della Trinità dei Monti). Его тоже смастерили в Древнем Риме, а иероглифы «слизали» с настоящего египетского обелиска, который мы видели на площади Пополо. В период правления Бенито Муссолини обелиск был посвящен павшим фашистам. Но не будем о грустном. Давайте лучше приглядимся к лежащей внизу площади Испании (piazza di Spagna): три страны в одном флаконе.

Сверху площадь выглядит как экстравагантный галстук-бабочка, состоящий из двух треугольников. Тот, что поменьше, несет на себе дворец Испании (Palazzo di Spagna), в нем расположилось испанское посольство, от которого площадь и получила свое имя. А вот треугольник побольше сначала назывался Французской площадью. Нет, французского посольства здесь нет, зато когда-то на этом месте проживало много французов, особенно вокруг церкви Тринита-деи-Монти, покровителями которой были французские короли.

В Риме кто платит, тот музыку и заказывает. Но будет ли эта музыка играть, решает Ватикан.

Так и жили – Франция сверху, Испания снизу, пока одному французскому дипломату по имени Этьен Геффье не пришла в голову мысль о лестнице. Он даже оставил по завещанию 20 тысяч скудо на сие благородное дело – и это красочный пример того, что в Риме кто платит, тот музыку и заказывает. Но будет ли музыка играть, решает Ватикан. И Ватикан решил: пусть играет, то есть пусть строится лестница, особенно за чужой счет! Но тут влез кардинал Мазарини. Прознав, что «бабки» французские, он пришел к логическому заключению, что на вершине лестницы обязательно должен стоять французский вождь, то есть король Людовик XIV, на коне.

Это в Риме-то?! Французский король! На коне! Папа римский принял это непристойное предложение близко к сердцу, и стройка мгновенно заморозилась до самой смерти этого короля. Теперь французам король на коне был уже не очень нужен, но неожиданно проснулись испанцы. Они решили, что раз площадь их, то пусть в лестнице будет что-нибудь испанское!

На французские-то инвестиции?!

Так испанцы и французы спорили еще несколько лет, пока не вмешался кто? Папа римский. Он сам выбрал архитектора, и в 1725 году лестница была наконец открыта. На ней красовались и папские символы (корона и орел), и лилии Бурбонов. А название досталось испанское. В наше время Испанская лестница (Scalinata di Spagna) служит лавочкой для туристов, стеллажом для цветочных ваз, подиумом для моделей, концертным залом и сценой для Рождественских представлений. Спускаемся вниз и находим лилии и корону с орлом.

Кроме официальной Испании и невидимой Франции, на площади присутствует и третья страна – Англия. Ее здесь представляет старинный чайный дом «Babington’s» и кусочек английской поэзии в виде дома-музея Джона Китса и Перси Шелли. Китс, о значении творчества которого литературоведы спорят до сих пор, умер в этом доме в возрасте 25 лет. А Шелли, общепризнанный гений, погиб в кораблекрушении. Но в кармане выброшенного на берег поэта нашли томик Китса, что как минимум свидетельствует о его мнении по поводу творчества последнего.

Посмотрите, пожалуйста, на фонтан Баркачча (Fontana della Barcaccia). Многие называют его Лодочкой, хотя правильный перевод – «лодчонка», или даже «баркас», а в XVII веке так именовали специальные лодки для перевозки бочек с вином. Если вам хочется спросить, что винная лодка делает в центре города, то знайте, что раньше наводнения доходили даже сюда, и именно плавающее посреди площади судно и послужило создателю источником вдохновения. Создатель – старший Бернини, Пьетро, отец уже знакомого нам Джан Лоренцо. Это был первый фонтан, целиком выполненный как скульптура, а не как «ванна со страшной рожей», какие красовались в ту пору на каждом углу, так что становится еще интереснее, почему на роль «модели-пионера» Пьетро Бернини выбрал лодку для вина. Нет, не потому что она проще, чем «ванна с рожей». Просто в этом месте напор воды в акведуке Аква Вирго был слабым, и мастеру требовалось что-то совсем невысокое. Но даже выбрав в качестве натурщицы лодку с самыми низкими бортами, скульптор проблему не решил, и в результате пришлось поместить ее ниже уровня земли, приподняв лишь нос и корму.

А сейчас обратим взор на колонну Непорочного Зачатия (Colonna dell’Immacolata), красующуюся в дальнем конце площади. В данном случае имеется в виду непорочное зачатие Девы Марии, а не Иисуса Христа. Родители Богородицы – обычные люди, Анна и Иоаким, поцелуй которых у Золотых ворот Иерусалима и считается моментом зачатия Богородицы. Как видите, греха тут нет.

Первым о непорочности высказался еще Блаженный Августин, но не все были с ним согласны. Много веков шли споры, пока наконец папа Пий IX не добился утверждения этого догмата церковью. В честь данного события и воздвигли колонну Непорочного Зачатия.

Мария, отлитая в бронзе, стоит на вершине колонны. Мужчины внизу – это пророки Иезекииль, Исайа, Моисей и царь Давид. Последний – работа талантливого скульптора Адамо Тадолини, с которым мы еще встретимся. Основание колонны украшают барельефы на темы: «Определение догмы», «Сон Св. Джузеппе» (то есть Св. Иосифа), «Коронация Марии на небесах» и «Благовещение». А сама колонна древнеримская, отобрана у женского монастыря, послушницы которого нашли ее в раскопках на Марсовом поле.

В день открытия монумента 8 декабря 1857 года весь фасад посольства Испании был закрыт деревянной трибуной, украшенной колоннами и тимпанами из папье-маше и гипса. Трибуну сооружали 220 пожарных, и почти столько же священнослужителей восседало на ней во время церемонии. Когда все расселись, появилась карета папы Пия IX, сопровождаемая громким шепотком. Причин для шепота у народа имелось две: во-первых, считалось, что у папы дурной глаз, а во-вторых, натурщица, с которой скульптор ваял Мадонну, приходилась ему невесткой, и эта связь, по мнению римлян, вовсе не была непорочной.

Традиция продолжается и в наши дни: каждое 8 декабря папа римский прибывает на церемонию, а пожарные поднимают Марии букет свежих цветов.

Прямо перед нами лежит знаменитая улица Кондотти (via Condotti), на которой расположены самые дорогие бутики Рима. Как, по вашему мнению, переводится название этой улицы? Правильный ответ – «Водопроводная». Улица существовала еще во времена Древнего Рима, но в XVI веке под ней проложили водопроводные трубы и назвали по принципу «самое важное, что здесь произошло». Остальное «важное» появилось на улице немного позже.

В «Античном кафе Греко» (Antico Caffè Greco) Николай Гоголь написал большую часть «Мертвых душ».

Во-первых, самое важное с точки зрения литературы, искусства и кулинарных деликатесов – это «Античное кафе Греко»(Antico Caffè Greco), где Гоголь написал большую часть «Мертвых душ». Заглянуть сюда нужно обязательно!

Во-вторых, на улице обосновалась штаб-квартира Мальтийского ордена. Мальтийский дворец (Palazzo di Malta) с бело-красными флагами и в наши дни является суверенной территорией Мальтийского ордена и его столицей!

И в-третьих, – церковь Сантиссима-Тринита-деи-Спаньоли (Chiesa della Santissima Trinità dei Spagnoli), которая находится почти у пересечения с улицей Корсо. Церковь была построена для ордена тринитариев (это название орден получил от Святой Троицы, которой и был посвящен). Тринитарии на протяжении веков занимались тем, что выкупали христиан из мусульманского плена. Самый знаменитый из спасенных ими – Мигель де Сервантес, который уже после спасения написал роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Кроме писателя, монахи вызволили из беды более 30 тысяч христиан. Статуи на фасаде – это основатели ордена тринитариев Жан де Мата и Феликс де Валуа, а герб принадлежит испанскому королю Филиппу V, покровителю церкви.

Наискосок от церкви видим дворец Бывшего военного союза (Palazzo dell’Ex Unione Militare), легко опознаваемый по стеклянному куполу. Итальянцы называют его «фонарь», хотя он гораздо больше похож на глаз осы. Там располагается банкетный зал, а четыре этажа под ним занимает магазин «H & M». Теперь грозные бронзовые птицы охраняют его посетителей. Поворачиваем налево и оказываемся на главной улице города – улице Корсо (via del Corso).

«Прямые улицы должны правильно использоваться», – решили предки автогонщика Эммануэле Росси и за неимением в XV веке гоночных автомобилей стали устраивать лошадиные бега (corso значит «бег»). Для нормального ипподрома места было маловато, поэтому коней запускали без седоков, зато с шипами и пристегнутыми сосудами с горячей смолой. Бедные лошади неслись буквально как угорелые, пока не врезались на финише в натянутые тенты. И так продолжалось до конца XIX века, когда на глазах королевы Маргариты лошади затоптали перебегающего дорогу юношу. Тогда королева высказалась в защиту животных (от разъяренных хозяев), и скачки прекратились. Римляне нашли новую забаву – шопинг. В магазины на виа дель Корсо поначалу был платный вход! Входную плату в некоторых бутиках вычитали из стоимости покупки – так зародилась технология скидок, которые до сих пор случаются в Италии два раза в год.

Шагаем дальше и видим площадь Колонны (piazza Colonna), примыкающую к улице справа. Ее трудно перепутать с другими – на ней стоит колонна Марка Аврелия (Colonna di Marco Aurelio). Марк Аврелий в душе был философом (даже написал трактат из 12 книг!), но если ты император, пиши-не пиши, а все запомнят только твои военные достижения. Доказательством тому и служит колонна, на которой запечатлены эти подвиги. С другой стороны, конечно, на карарском мраморе легче выгравировать походы против варваров, чем постулаты позднего стоицизма. Колонну воздвигли в конце II века, уже после смерти императора, и позолоченная бронзовая статуя Марка Аврелия возвышалась на ней вплоть до средних веков. Потом ее… потом она была… В общем, перестала возвышаться.

Видя отношение народа к позолоченным бронзовым статуям, папа римский в XI веке поручил колонну заботам монахов из монастыря Сан-Сильвестро, расположенного через дорогу. Монахам очень понравилось быть охранным агентством. Особенно потому, что внутри колонны имелась витая лестница из 203 ступеней, поднявшись по которой каждый желающий мог почувствовать себя философом, простите, императором. За умеренную плату.

И все в малом монашеском бизнесе шло хорошо, пока кто-то не донес аббату, с которым изначально решили не делиться, может, и зря. Аббат очень ругался и грозил отлучить от церкви каждого, кто посмеет зарабатывать на видах Рима. А чтобы ни одного слова не забылось, велел выгравировать полный текст на табличке и дверь на лестницу замуровал. С тех пор на видах Рима зарабатывают в других местах, а табличка висит в церкви Святого Сильвестра (Chiesa di San Silvestro in Capite) и по сей день.

А в XV веке на колонну вернули статую. Только это уже был не Марк Аврелий, а святой Павел. Потому что он – один из покровителей Рима (второй – Святой Петр). А может, потому, что философов тут не очень любят…

Кроме самой колонны, на площади имеются и другие интересные обитатели: например, дворец Киджи (Palazzo Chigi) – белое здание с флагами. Это резиденция премьер-министра Италии. За дворцом Киджи, на соседней площади Монтечиторио, виднеется дворец Монтечиторио (Palazzo Montecitorio) – желтое здание с флагами и пологими ступенями, перед которым красуется Солнечный обелиск (Obelisco Solare, или Obelisco di Montecitorio). Это здание примечательно тем, что в нем заседает палата депутатов парламента, и тем, что строить его начал сам Бернини.

Боком к дворцу Киджи стоит дворец Ведекинд (Palazzo Wedekind), его легко узнать по названию газеты Il Tempo («Время»), редакция которой там заседает. До редакции в палаццо заседали: Республиканская фашистская партия (до 1944 года), банкир Карл Ведекинд (чье имя носит палаццо), Министерство образования Италии, Папская почта, Главный викарий католической церкви и даже языческие жрецы, ведь во времена Древнего Рима на месте «Времени» стоял храм Марка Аврелия. Название у газеты, можно сказать, говорящее.

Напротив площади Колонны – Галерея Альберто Сорди (Galleria Alberto Sordi), она же Галерея Колонна. Альберто Сорди, имя которого носит торговый центр, – великий комик итальянского кино. Между прочим, прекрасная мысль – называть торговые центры именами народных любимцев!

Пересекаем площадь и сворачиваем на via dei Bergamaschi, которая через минуту доставит нас на площадь Пьетры (piazza di Pietra)

Pietra в переводе с итальянского означает «камень», и, вероятно, площадь так назвали из-за фрагментов храма Божественного Адриана (Tempio di Adriano), от которого сегодня остались 11 колонн. Барокко вокруг колонн – это биржа. Адриан, судя по виденному нами обелиску Антиноя, при жизни был обычным императором, но после кончины его приемный сын Антонин уговорил сенат обожествить отца. И за это получил прозвище Пий, что означает «благочестивый, исполняющий сыновний долг». Сам же Антонин Пий усыновил Марка Аврелия, чью колонну мы только что видели перед резиденцией премьер-министра. Все втроем нынче в замке Святого Ангела (он же мавзолей Адриана) демонстрируют потомкам, что приемные дети иногда роднее родных.

Основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола послужил прообразом одному хитроумному идальго по имени Дон Кихот.

Держим прежнее направление и, сделав небольшой крюк с via del Burro, выходим к пьяцце, которая больше напоминает сцену театра, чем городскую площадь. Это площадь Святого Игнатия, на которой «живет» церковь Сант-Иньяцио (Chiesa di Sant’Ignazio di Loyola in Campo Marzio): фокус-покус.

Кто же такой святой Игнатий де Лойола, которому посвящена церковь? Почти Дон Кихот. Именно Игнатий де Лойола послужил прообразом хитроумному идальго. А еще он основал орден иезуитов. Это очень интересный орден – иезуитам разрешено сохранять принадлежность к нему втайне и вести светский образ жизни. Но внутри ордена порядки далеко не светские. Железной дисциплиной и беспрекословным подчинением младших чинов старшим орден очень напоминает армию, их глава даже называется «генерал». Подчиняется генерал напрямую папе римскому. Кстати, нынешний папа римский Франциск – первый в истории папа-иезуит.

Но самое главное отличие ордена иезуитов от всех остальных орденов – это система морали. У иезуитов она своя собственная, позволяющая трактовать религиозно-нравственные нормы так, как им удобно в данный момент. С таким приспособленческим подходом к жизни иезуиты почти не совершали грехов. По крайней мере, в своих глазах. В чужих это выглядело иначе, поэтому слово «иезуит» стало нарицательным и обозначает двуличного человека.

 

Но вернемся к церкви. Ее архитектором был Орацио Грасси – тоже личность известная, причем не столько из-за церкви, сколько из-за астрономического трактата, написанного им в 1618 году. Знаменитым трактат сделался несколько лет спустя, когда его оспорил Галилео Галилей. Кстати, впоследствии оказалось, что из двух ученых ошибся именно великий Галилей: Грасси утверждал, что кометы – это внеземные объекты, а Галилей считал, что это оптические явления в атмосфере Земли.

Однако есть еще один человек, чье имя связано с церковью Сант-Иньяцио. Именно из-за него большинство посетителей приходят сюда и восторженно ахают.

Если вы хотите искренне ахнуть, тогда не читайте дальше, пока не зайдете внутрь и не посмотрите вверх, на купол.

Ну как? Красивый купол? Однако его нет! Совсем.

Можете выйти на улицу и убедиться, что крыша плоская. Ну не хватило денег. Поэтому купол нарисованный, совсем как очаг в каморке папы Карло из сказки про Пиноккио. Папой Карло церкви Святого Игнатия в 1685 году был Андреа Поццо, разумеется тоже иезуит, а главное – математик. Именно благодаря точным расчетам художнику удалось создать эту удивительную иллюзию, за что он и получил лестное прозвище «Микеланджело перспективы». Прекрасные фрески в кафедре и апсиде тоже его работа, но даже они меркнут по сравнению с куполом, которого нет.

Piazza Sant’Ignazio

Пн – вс 7.30–12.30 / 15.00–19.00

Выйдя из церкви, идем направо и еще раз направо, а потом налево на via Lata. Там нас ждет говорящая статуя! Таких статуй в Риме целых шесть. Почему же они называются «говорящими»? А потому что с XVI века они служили гласом народа. Не слишком громким, надо заметить, но и не шепотком. Вещал этот голос с помощью анонимных эпиграмм, появляющихся на статуях исключительно по ночам. И в основном о политике, экономике и новостях из жизни тогдашних звезд.

Знакомьтесь – Носильщик (Facchino). Этот фонтан, действующий и сегодня, – работа Якопо дель Конте, хотя некоторым историкам очень хочется приписать его Микеланджело. Придумали тоже, разве «Носильщик» похож на «Давида»? Не очень, прямо скажем. Он похож на Аббондио Рицио, того самого носильщика, в честь которого и сооружен. Очень, кстати, прибыльная была профессия – носильщики, они таскали воду из Тибра и из фонтана Треви и продавали ее прямо на улицах или с доставкой на дом. Это продолжалось почти до конца XVI века, когда наконец починили античные акведуки, и это ремесло потеряло всякий смысл.

Раньше фонтан красовался на улице Корсо, но там его задевали проезжающие мимо экипажи и обстреливали камнями мальчишки, поэтому в XIX веке Носильщика сдвинули с фасада на торец того же здания. Правда, без таблички, которая ранее возвещала, что Аббондио Рицио «таскал груз, какой хотел; жил, сколько мог; но однажды, с вином в бочке на плече и внутри себя, умер против собственного желания».

Ну, главное, что жил, как хотел! Идем дальше. Угловое здание на улице Корсо – это базилика Санта-Мария-инвиа-Лата(Basilica di Santa Maria in via Lata). Яркий пример того, что в Риме эпохи не следуют друг за другом, а надстраиваются друг на друга. Современная церковь находится на месте античной базилики, которая стоит на месте римского дома, где, по легенде, содержался под стражей апостол Петр. А еще здесь похоронены члены семейства Наполеона Бонапарте (скоро вы узнаете почему). В церкви находится чудотворная икона Божьей матери XIII века, а главный алтарь – творение Бернини.

Via del Corso, 306
17.00–22.30
Крипта и подземелье
Зима: вт – вс 15.00–18.00 / Сб 10.00–13.00
Лето: вт – вс 16.00–19.00
Понедельник – выходной
Цена удовольствия – 2 евро

Сразу же за церковью располагается Галерея Дориа Памфили (Galleria Doria Pamphilj), где живут творения Караваджо, Тинторетто, Веласкеса, Тициана, Бернини и других гениальных знаменитостей. И эта сокровищница, простите, коллекция – частная! Сей факт настолько поражает, что многие не задумываются о личностях коллекционеров. А они, между прочим, прекрасное доказательство того, что самое важное в жизни – любовь!

«Серым кардиналом» Иннокентия X была его невестка донна Олимпия Майдалькини, хоть и умная, но все-таки женщина, поэтому часто встречаться с ней приличный папа римский, разумеется, не мог.

Итак, был такой папа римский Иннокентий X (с которым мы познакомимся поближе на площади Навона). Так вот, как известно, «серым кардиналом» Иннокентия была его невестка донна Олимпия Майдалькини, хоть и умная, но все-таки женщина, поэтому часто встречаться с ней приличный папа римский, разумеется, не мог. Почтальоном им служил сын Олимпии (то есть племянник папы) Камилло Памфили, за что папа пожаловал ему кардинальский чин и обещал блестящую карьеру в церкви.

Но Камилло не хотел карьеру в церкви. Он хотел Олимпию Альдобрандини, на которой и женился. Потому что это была любовь, а вовсе не потому, что у нее в приданом значился этот самый дворец. И Рафаэль с Тицианом. Жених, между прочим, тоже не с пустыми руками пришел, основную часть коллекции составляли шедевры, доставшиеся ему от дяди Иннокентия. Правда, не сразу. Сначала дядя осерчал, и пришлось сбежать вместе с женой на некоторое время в деревню, в глушь, в Тоскану. Но потом гнев понтифика остыл, супруги вернулись и стали жить в том самом палаццо, где сейчас обитают их наследники. Наследники, к сожалению, беспрерывно судятся друг с другом, забыв, что оба были когда-то усыновлены и богатство досталось им совершенно случайно. Они забыли, что прежде всего – любовь, а потом уже Бернини с Караваджо.

Еще пара шагов от галереи, и мы на площади Венеции (piazza Venezia).

Несмотря на небольшой размер, эта знаменитая площадь хранит очень много тайн (впрочем, для Рима это обычное дело). Свое имя площадь получила от стоящего на ней дворца Венеции (Palazzo Venezia). Посмотрите, как выглядит здание, которому шесть веков.

Первые сто лет жизни его называли «палаццо Барбо», потому что дворец был построен по заказу венецианского кардинала Пьетро Барбо, который впоследствии стал папой Паоло II. Не знаю, каким уж он был папой, но ценителем античных ценностей точно не был – стройматериалы для дворца активно изымались из Колизея и театра Марцелла. Еще Паоло II любил лошадиные бега. Они, как мы помним, проходили по улице Корсо, а финиш был как раз на площади Венеции. Папа наблюдал за лошадками с того самого балкона, с которого четыре века спустя, 9 мая 1936 года, Муссолини объявит о рождении империи.

Но не будем забегать вперед. С середины XVI века и аж до конца XVIII дворец служил посольством Венеции, поэтому первоначальное имя «палаццо Барбо» изменилось на сегодняшнее «палаццо Венеция». Народ за два с половиной века к новому названию привык и папу-лошадника позабыл (так ему и надо, за Колизей!).

Стены дворца Венеции в 1770 году слышали четырнадцатилетнего Вольфганга Амадеуса Моцарта!

Потом настала очередь австрийского посольства, которое занимало здание дворца больше ста лет, но у австрияков на место в памяти римлян изначально шансов не было. А в 1927 году дуче Бенито Муссолини пришел, увидел и экспроприировал дворец. Его можно понять – внутри множество интереснейших комнат и залов, построенных вокруг средневековой башни. Стены дворца в 1770 году слышали четырнадцатилетнего Вольфганга Амадеуса Моцарта, отыгравшего полный концерт, а в 1842 – Йоакина Россини с его Stabat Mater.

На самом деле внешне дворец Венеции не такой уж и красавец по сравнению с другими зданиями, населяющими славную площадь. Краше него даже сосед – изящный особняк середины XVII века, построенный знаменитым архитектором по заказу двух знатных маркизов.

И кто из римлян сейчас, без подсказки Википедии, помнит, как их зовут? Никто. Зато особняк знают все, он стал знаменитым в 1818 году, когда туда заселилась Мария Летиция Рамолино, престарелая мать Наполеона. Да, того самого, который Бонапарте. И здание носит то же имя – дворец Бонапарте (Palazzo Bonaparte). Видите зеленый балкон на углу? Там мать Наполеона проводила день за днем, наблюдая за повозками и пешеходами, снующими по площади, носящей в те времена имя Сан-Марко. Мария Летиция не удалилась с балкона, даже когда ее покинуло зрение, просто с тех пор рядом стояла прислуга и комментировала живое «кино».

Теперь посмотрите на здание дворца «Общее страхование» (Palazzo delle Assicurazioni Generali), о котором, впервые попав на площадь, вы подумали, что это и есть дворец Венеции. Потому что, во-первых, окна с колонной посредине напоминают о городе любви, а, во-вторых, лев святого Марка – символ Венеции. На самом деле окна только прикидываются венецианскими – те правильные, трехчастные, а эти романские, двухчастные. А вот насчет льва угадали – животное XVI века привезли из Падуи, оно раньше красовалось там на крепостной стене. Однако все остальное построено всего сто лет назад, в начале XX века. По римским меркам, дом-младенец.

Еще один юнец, хотя и гигантского роста, стоит в самом центре площади. Римляне его терпеть не могут и обзывают «вставной челюстью», «печатной машинкой» и «свадебным тортом». Хотя на самом деле называется он Витториано (Vittoriano) – монумент в честь первого короля объединенной Италии Виктора Эммануила II. Если бы не этот король Савойской династии, Италия до сих пор оставалась бы лоскутным одеялом из маленьких королевств. А так все слились в один колхоз, что очень нравится изворотливому югу и не очень – работящему северу.

Фундамент Витториано несет на себе следы ног Бурбонов, герцога Баварского и великого царя Александра.

Но вернемся же к «челюсти»! То есть к «торту». Как обычно бывает в Риме, чтобы его построить, снесли все, что можно: и средневековый монастырь Арачели, и колонну Павла III, и три дворца, среди которых дворец Торлония (полное название Неро-Болоньетти-Торлония). В этом последнем дворце проводились закрытые вечеринки, простите, приемы для венценосных особ, но можно сказать, что фундамент Витториано несет на себе следы ног Бурбонов, герцога Баварского и великого царя Александра. Но их не видно.

Зато виден король Виктор Эммануил II, на коне, бронзовый, высотой 12 метров, весом 50 тонн. Под памятником небольшая терраса: по центру богиня Рома, справа барельеф под названием «Триумф любви к Родине», слева барельеф «Триумф работы». На заднем плане колоннада, и над ней портик с шестнадцатью республиками, простите, регионами Италии, слева от которых четверка коней, везущих девушку по имени Единство, справа другая четверка с девушкой по имени Свобода.

А внизу, под террасой, прячется добавленная после Первой мировой войны Могила Неизвестного Солдата. Из-за нее комплекс был официально переименован в Алтарь Отечества. Но римляне, конечно, оставили свои названия.

Еще одна, хоть и невидимая, «новинка» площади Венеции – Атеней. Основанная императором Адрианом в 135 году н. э. школа изящных искусств, в число предметов которой входили риторика, философия и логика, была откопана в 2009 году при строительстве метро. Тут вообще, где ни копни, чего-нибудь да найдешь. Римляне, можно сказать, ходят по Атлантиде и хнычут, что метро строится слишком медленно.

В уголке между дворцом Венеции и базиликой Сан-Марко (Basilica di San Marco Evangelista al Campidoglio) пристроилась Мадам Лукреция (Madama Lucrezia) – единственная «говорящая» статуя-женщина. Странное имя для трехметровой статуи, да? Но в Риме ничего не называют просто так, всему есть причина (просто некоторых мы не знаем). Дело в том, что на этой площади проживала Лукреция д’Аланьо, любовница короля Неаполя Альфонса V Арагонского. То есть сначала она, разумеется, была «прописана» в Неаполе, но после смерти короля кардинал Пьетро Барбо (любитель лошадей) пригласил красавицу пожить у себя.

Это об имени. А о самой статуе известно лишь то, что она стояла в античном храме богини Изиды, культ которой был очень популярен в Древнем Риме.

«Изречения» Мадам не уступали мужским. В 1591 году папа Григорий XIV, чувствуя приближение смерти, в надежде поправиться переехал во дворец Венеции, расположенный в двух шагах от Мадам Лукреции. Высоченная ограда вокруг дворца изолировала понтифика от людей и производимых ими звуков. Когда он все-таки умер, Мадам Лукреция холодно заметила: «Смерть нашла калитку».

В прошлом народ собирался перед базиликой Сан-Марко на всяческие демонстрации и праздники, особенно популярным из которых был «бал бедняков», проводившийся 1 мая. Кого только не было на этом балу: не самая образованная, но очень бойкая молодежь, калеки, убогие, нищие, но веселые в этот день обитатели Рима. Мадам Лукреция в честь праздника получала бусы из лука, чеснока и острого перца.

Обходим Витториано справа, и сразу за инсулой (чудом выживший образчик древнеримской многоэтажки) взору предстают две лестницы. Одна нормальная, но очень длинная (в ней 124 ступеньки) ведет к базилике Санта-Мария-ин-Арачели (Basilica di Santa Maria in Aracoeli), а другая, пологая и ощутимо пониже, – на Капитолийскую площадь. В церковь сразу идти расхотелось, да? А зря, там чудеса на каждом шагу.

Чудо первое, полуночное. Если, проходя мимо церкви в 12 часов ночи, вы увидите человека, карабкающегося на коленях наверх и выкрикивающего: «Мельхиор! Каспар! Бальтазар!», знайте, что это обычный римлянин, который собирается выиграть в национальную лотерею. Верный способ. А что не все выигрывают, так это оттого, что забывают – кроме призывания волхвов, надо читать сто двадцать девятый псалом, известный также как «Песнь восхождения».

Чудо второе, деревянное. Это статуэтка Святого Ребенка (Bambin Gesù). Статуэтку вырезал францисканский монах из оливкового дерева, которое росло в Гефсиманском саду. А разрисовали статуэтку ангелы, когда монах заснул. Поэтому Святой Ребенок способен на многие чудеса, не считая уже упомянутой лотереи. На многие, но не на все. Узнать, сможет он помочь или нет, можно сразу. Если после того как вы высказали свою просьбу, губы малыша покраснели – залог успеха. А если побелели, то шансов нет. По крайней мере, так было раньше, но в 1994 году Святого Ребенка украли. Так что нынешний малыш – это копия.

Чудо третье, императорское. Это алтарь церкви. Он единственный в своем роде, потому что появился ДО рождения Святого Ребенка. Дело было так: однажды император Октавиан (с которым мы встретимся у портика Октавии) обратился к великой предсказательнице сивилле Тибуртинской с вопросом: «Я ль на свете всех умнее, всех главнее и сильнее?» Сивилла на это ответила, что «да, конечно, спору нет, но совсем скоро…» И показала на фоне неба образ из будущего – Святую Марию с младенцем. Увидев это, Октавиан приказал установить на холме жертвенник, а поскольку имени младенца он еще не знал, написал просто: «Посвящается “Перворожденному от Бога”». «Ара Чели» (Ara Coeli) означает «Небесный алтарь».

Scala dell’Arce Capitolina, 14
Лето: пн – вс 9.00–18.30
Зима: пн – вс 9.30–17.30

Капитолийская площадь (piazza del Campidoglio): привет от Микеланджело.

Все имеет свое название, даже странные пологие лестницы с широкими ступенями. Эта называется Кордоната (Cordonata), от слова «cordoni» – белокаменные границы ступеней. Шедевр, неудобный для человеческих ног, зато удобный для конских, спроектировал Микеланджело Буонарроти. Именно ему тогдашний папа Павел III поручил переделать площадь к приезду тогдашнего императора Карла V. И Микеланджело переделал. Для начала развернул площадь лицом к собору Святого Петра (раньше она смотрела на Римский форум, не зная, что исторические приоритеты уже поменялись). Потом архитектор покрыл площадь необычным орнаментом, визуально расширяющим маленькое пространство, и пристроил к ней Новый дворец. К сожалению, гений не дожил до окончания работ, но доделывающие проект мастера строго придерживались его заветов.

Итак, что мы видим? Слева от Кордонаты – маленькая бронзовая статуя, сразу ясно, что молодая, позапрошлого столетия. Это Кола ди Риенцо, итальянский революционер XIV века. На этом месте его убили.

На вершине Кордонаты – мощные статуи Диоскуров – Кастора и Поллукса, участников похода аргонавтов.

Прямо – дворец сенаторов (Palazzo Senatorio), раньше тут заседал сенат, а теперь мэрия. В нише – богиня Рома, справа Тибр, слева Нил.

Справа от Кордонаты – дворец консерваторов (Palazzo dei Conservatori), слева – Новый дворец (Palazzo Nuovo). Кстати, в его дворе обитает Марфорио (Marforio) – одна из «говорящих» статуй. Он родился в I веке до н. э., и римляне уверены, что статуя изображает бога Тибра, их любимой реки. Некоторые, правда, утверждают, что это Нептун, Юпитер или Океан, но те по большей части стоят (как в фонтане Треви), а вот реки лежат (как на перекрестке Четырех фонтанов).

 

Что же это за имя такое – Марфорио? Статуя была обнаружена на форуме Августа неподалеку от античного храма Марса Мстителя, в районе, который в средние века назывался Марсовым форумом (Martis Forum). Есть, правда, и другая гипотеза, утверждающая, что дело в ныне утерянной табличке на статуе, гласившей «Mare in Foro» (Море на форуме).

По ошибке можно не только пропасть, но и, наоборот, выжить.

Другом Марфорио был Пасквино, с которым они частенько переговаривались. Вот пример их диалога о папе Сиксте V. Папа был крестьянских корней, и после его избрания сестра понтифика сделалась знатной дамой. Марфорио спрашивает у Пасквино: «Эй, Пасквино! Почему ты такой грязный? Твоя рубаха черна, как у какого-нибудь угольщика!» На что Пасквино отвечает: «Что поделаешь? Моя прачка стала принцессой!»

Все три дворца занимают Капитолийские музеи (Musei capitolini), в которых много оригиналов того, что мы видим на улицах, включая оригинал скульптуры, стоящей в центре площади. Это Марк Аврелий работы неизвестного скульптора II века и прекрасный пример того, что по ошибке можно не только пропасть, но и, наоборот, выжить. Когда христиане начали гонения на язычников, Марк Аврелий выжил только потому, что его приняли за императора Константина (того, который назначил христианство официальной религией).

Раньше под поднятым копытом коня находилась голова поверженного варвара, а сама статуя была полностью золотой. Легенда гласит, что, когда полностью вернется золото и пропоет сова (комочек перьев за ухом лошади), наступит Судный день. Насчет совы не скажу, а вот статую уже позолотили, правда, не эту, а оригинал, который в Капитолийских музеях…

Слева от дворца Сенаторов нас поджидает Капитолийская волчица – Lupa capitolina. Сегодня это статуя, однако в тридцатых годах прошлого века возле Кордонаты стояла клетка с живой хищницей, а в пятидесятых – даже с волком, хотя волк в этой истории абсолютно лишний персонаж.

Что делать: пройти с Капитолийской площади направо и вверх – там чудесная смотровая площадка. Там же есть вход в музеи и лестница в кафе.

Стоит обойти дворец Сенаторов, и перед нашим взором предстанет то, что раньше было Императорскими форумами (Fori Imperiali).

Что такое форум? Это комплекс зданий и площадей, где две тысячи лет назад проходила жизнь римлян. Здесь заключали сделки и слушали речи ораторов, здесь проходили народные собрания и судебные процессы. Здесь было все: храмы, статуи, таверны, лавки, сокровищница и монетный двор. Вот они, эти строения почтенного возраста и разной степени разрушенности. Глядя на них, понимаешь, кто послужил прототипом сказки Пушкина о мертвой царевне и семи богатырях.

Конечно, римские императоры! Вся их жизнь была посвящена тому, чтобы народ (свой, как минимум, но желательно, чтобы и другие тоже) правильно отвечал на вопрос: «Я ль на свете всех милее, всех сильнее и мудрее?» Поэтому если предшественник строил дворец, то преемник его перестраивал или, на худой конец, рядом строил свой. Поэтому и императорский форум не один. Их пять, и называются они по именам строителей-императоров. Это не считая Римского форума, который был первым и на протяжении нескольких веков единственным.

Привет от него – три белые 15-метровые колонны, которые жители города зовут «три сестры». Когда-то они были храмом Диоскуров (Tempio dei Dioscuri) – Кастора и Поллукса. Сами близнецы-аргонавты, знакомые нам по истории с золотым руном, сидят на конях позади нас на Капитолийской площади. А что они делали в Риме в V веке до н. э.? Помогали в битве с латинянами – раз. Принесли весть о победе – два. Напоили коней – три. Вот возле источника, из которого пили кони, целебного, между прочим, и воздвигли храм.

Другие три колонны, которые стоят не в рядок, а углом, – это все, что осталось от храма Веспасиана и Тита (Tempio di Vespasiano e Tito) – строителей Колизея.

А восемь колонн неподалеку – бывший храм Сатурна (Tempio di Saturno). Сатурн почитался как бог плодородия и возрождения и особенно был любим рабами, так как во время праздника Сатурналий те могли сидеть за одним столом с хозяевами. Позже в храме расположилось казначейство. Может быть, поэтому он и сгорел. Но, как гласит надпись на портике, «Сенат и народ Рима уничтоженное пожаром восстановили» (Senatus populus que romanus incendio consumptum restituit).

Спустимся на улицу Императорских форумов (via dei Fori Imperiali), но прежде чем идти к Колизею, посмотрим на одинокую колонну с другой стороны дороги. Это послание от форума Траяна – колонна Траяна (Colonna Traiana), 113 года рождения.

Император Траян мог весь Рим уставить колоннами в честь своих военных побед, так их у него было много. Данная колонна огибающими ее рельефами повествует о войне Рима с Дакией (сейчас это территория Румынии и Молдавии). Сначала на верхушке колонны стоял орел, потом статуя Траяна, а теперь – статуя святого Петра. В XII веке был издан указ о смертной казни тому, кто повредит колонну. Очень хотелось бы, чтобы он был действителен до сих пор и распространялся на все римские сооружения!

 

Теперь потихоньку пойдем к Колизею, по пути изучая останки империи. На форуме мы видим две триумфальные арки. Трехпролетная арка ближе к Витториано – это триумфальная арка Септимия Севера (Arco di Settimio Severo). Раньше на ней красовалась квадрига с самим императором и двумя его сыновьями Каракаллой и Гетой, один из которых убьет второго. История военных побед рассказана на мраморе снизу вверх, как было принято в триумфальном искусстве (так же и на колонне Траяна и на колонне Марка Аврелия). Остальные детали подчеркивают величие империи (реки и времена года) и славу императоров (богиня победы Виктория и пленники).

Главными обязанностями весталки было не давать погаснуть священному огню и хранить невинность.

Вторая, однопролетная, арка, расположенная ближе к Колизею, – это арка Тита (Arco di Tito), императора, строившего Колизей руками приведенных из Иудеи рабов на награбленные средства (ради истины добавим, что в дело пошли еще и подати, собранные с империи на обратном пути из разрушенного Иерусалима в 70 году н. э.) Вот об этом шествии с трофеями, среди которых выделяется золотая менора, и рассказывает барельеф внутри пролета. Арка Тита стоит на Священной дороге (via Sacra) – главной дороге форума. Она еще помнит сандалии Ромула, основателя Рима.

Если приглядеться, то можно различить и три колонны возле полукруглой стенки. Это храм Весты (Tempio di Vesta), богини домашнего огня. Ее жрицы, весталки, отбирались из маленьких девочек – дочек богатых патрициев, которые на 30 лет становились самыми уважаемыми женщинами Рима. В Колизее они сидели рядом с императором, могли помиловать преступника и были единственными женщинами, которые имели право оставить завещание (а завещать, поверьте, было что: кроме отцовской недвижимости, у них скапливались значительные суммы от подарков императоров). Главными обязанностями весталки было не давать погаснуть священному огню в храме и хранить невинность. Если хотя бы одно из двух не получалось, то участь жрицы была незавидна: ее оставляли навсегда в подземной келье. Для приговоренной это «навсегда» было очень коротким – покуда хватит скудного запаса еды, который был у нее с собой.

Самое большое строение на Римском форуме – это базилика Максенция (Basilica di Massenzio) – два этажа с полукруглыми окнами – порталами в прошлое. Базилика была «цивильной» (basilica civile), что означает «публичное здание», там в основном проходили суды. Начал строить здание император Максенций, заканчивал же свергнувший его император Константин, поэтому базилика носила имя Константина аж до XIX века, после чего справедливость была восстановлена: все-таки большую часть построил Максенций. А вот переделанной в Константина 12-метровой статуе Максенция, которую одноименный строитель успел поставить в свою честь, прежнее лицо не вернули (то, что от нее осталось, хранится сейчас в Капитолийских музеях.)

Рядом с базиликой красуется представитель форума Веспасиана – базилика Святых Космы и Дамиана (Basilica dei Santi Cosma e Damiano). Здесь под алтарем покоятся останки братьев-докторов. Это уже раннехристианская базилика, хотя и построена на месте языческого храма Ромула (не того Ромула, кто основатель Рима, а сына императора Максенция, безвременно умершего и обожествленного отцом.

И вот наконец перед нами Колизей (Colosseo) – одно из семи новых чудес света.

Пророчество Беды Достопочтенного гласит: «Пока существует Колизей, будет существовать и Рим. Когда падет Колизей, падет и Рим тоже. Когда падет Рим, падет и мир тоже». ЮНЕСКО прислушалось и взяло Колизей под охрану.

Почему Колизей так называется? Версий у историков три.

Версия 1. Причина – средневековый слэнг, в котором двух- и трехэтажные дома звались «колоссальными».

Версия 2. В средние века Колизей облюбовали для своих культов разнообразные секты, приверженцам которых на входе говорили пароль: «Colus eum?» (Произносится колус эум, означает «почитаешь его?», имеется в виду дьявол). Отзыв: «Ego colo» (эго коло – «почитаю»). Вот и назвали сооружение по паролю. Правда, он лучше звучит, чем отзыв? Секты и темные духи долго обитали в Колизее. В XVIII веке римскому папе даже пришлось применять экзорцизм, после чего Колизей был посвящен Страстям Христовым как место, обагренное кровью христианских мучеников. Об этом повествует огромная табличка с крестомна стене амфитеатра.

Версия 3. Все дело в 37-метровой позолоченной статуе Колосса Нерона. Стояла она рядом с Колизеем до V века – достаточное время для того, чтобы название запомнилось.

Во время Стодневных игр, посвященных окончанию строительства Колизея, погибли 2000 гладиаторов и 9000 животных.

А при чем тут император Нерон? А при том, что Колизей стоит на месте искусственного озера, которое находилось в резиденции Нерона под названием «Золотой дом». 140 гектаров в центре города… Нерон на себе не экономил! Но его время окончилось в 68 году, и почти сразу же, в 72, началось время Колизея. Строительство начал император Веспасиан (не сам, конечно, а руками 100 000 рабов, приведенных в Рим после войны в Иудее), а закончил в 80 году его сын Тит. По фамилии оба были Флавии, по этому официально Колизей называется Амфитеатр Флавиев. В честь окончания строительства были устроены Стодневные игры, в которых за три месяца погибли 2000 гладиаторов и 9000 животных. Надо же было как-то поднять народный дух после того, как накануне Везувий уничтожил Помпеи, а Рим пожрала чума!

 

Расписание Колизея было таким: с утра – «спектакли» с животными, то есть охота на них и бои между животными разных видов. Для этой забавы из отдаленных уголков империи привозили экзотических особей: слонов, леопардов, крокодилов и даже гиппопотамов.

Ближе к полудню казнили преступников: дезертиров, пленных и мелкий криминалитет. Не особо экстраординарное для римлян зрелище, поэтому многие уходили «на обед», хотя устроители и пытались разнообразить экзекуции опять же с помощью животных.

А вот после обеда Колизей набивался под завязку – 70 тысяч зрителей приходили поглядеть на бои гладиаторов или реконструкцию исторических битв. Замечу, что если бы эти 70 тысяч пришли одновременно, то им потребовалось бы всего 15 минут, чтобы разместиться. Такая скорость была возможна благодаря количеству входов, в Колизее их 80!

Несмотря на то что представления были бесплатными для всех, билеты все же существовали. Они назывались «карточки» и указывали номер входа (от 1 до 76), через который гость должен был войти и расположиться на соответствующем его классу этаже. Четыре же входа пронумерованы не были, они вели на самый нижний ярус (подиум) и предназначались для римской знати. Северный вход был зарезервирован за императорской семьей, а остальные три – для сенаторов и весталок.

Сразу над ними, на первом этаже (20 круговых скамей), сидело сословие всадников, к которому относились, например, философ Люций Анний Сенека, оратор Марк Туллий Цицерон и прокуратор Иудеи Понтий Пилат. На втором этаже (16 круговых скамей) располагались простые римские граждане. На третьем, где самая плохая видимость, размещались рабы, иностранцы и женщины без сопровождающих. Они наслаждались зрелищем стоя.

Но не все приходили в Колизей отдыхать, для многих он был местом работы. Постоянной, как, например, для моряков, которые растягивали над ареной огромный тент, защищающий от солнца и грозы. Или временной, как для гладиаторов. Безусловно, имеются в виду гладиаторы-по-желанию, а не гладиаторы-поневоле, которых было большинство, – рабы, пленники, преступники и христиане.

На арене Колизея можно было заслужить как свободу, так и смерть. Иногда, правда, удавалось вырваться из ее когтей. Если гладиатор лежал на земле еще живой, то его судьбу решал устроитель игр – богатый аристократ или, чаще, император. Отставленный большой палец означал смерть (как бы меч, вынутый из ножен), а сжатые в кулак пальцы – жизнь (меч в ножнах). На решение императора частично влиял рев толпы, частично – личные пристрастия (одним нравились гладиаторы с саблей, другим – с сетью) и частично – банальный расчет. Гладиаторы стоили дорого, да и времени требовали много: пока подходящего найдешь, пока научишь оружие в руках держать… С другой стороны, если всех подряд спасать, так и скупцом прослыть недолго!

Убитые гладиаторы тоже ценились, точнее, ценилась их кровь. Ее собирали губкой и пили в качестве средства от анемии и эпилепсии. И еще она считалась афродизиаком. Без комментариев.

В связи с последним фактом особенно радует, что в VI веке все эти санкционированные убийства прекратились. Колизей превратился сначала в кладбище, потом в замок, в доходный дом, в место для состязания быков, а главное – в склад стройматериалов. Открытый. Бери да увози. В итоге растащили все, что смогли, тем более что и напрягаться особо не приходилось – разрушать красоту помогали даже землетрясения. Так что кусочки Колизея и поныне живут во многих зданиях и даже в соборе Святого Петра.

Кусочки Колизея живут даже в соборе Святого Петра.

Правда, в XVIII веке Ватикан опомнился, принялся защищать и поддерживать амфитеатр, поэтому нам он достался уже в значительно лучшем состоянии. Заодно раскопали и подземные помещения, хорошо знакомые гладиаторам и бедным животным. Теперь же там царствуют растения – их более 350 разных видов, включая экзотические, которые выросли благодаря уникальному микроклимату.

Больше не стонут гладиаторы, не воют звери, не ревут трибуны. Изменились времена. Изменились и голоса, которые слышит Колизей. За последние полсотни лет он услышал Пола МакКартни, Рэя Чарльза, Андреа Бочелли и Элтона Джона. Хочется верить, что эта музыка амфитеатру Флавиев нравится больше.

Piazza del Colosseo
Зима: Пн – вс 8.30–16.30–17.30 (зависит от месяца)
Лето: Пн – вс 8.30–18.30–19.15 (зависит от месяца)

Арка Константина (Arco di Costantino): кубок в дерби.

Расположенную рядом с достопримечательностью номер один арку Константина часто обделяют вниманием. А зря! Арка Константина – самая большая арка в Риме, самая сохранившаяся и самая оригинальная, ведь это единственная триумфальная арка, возведенная в честь победы над внутренним врагом. Врагом был император Максенций, а победителем – император Константин Великий.

Битва произошла в 312 году, 28 октября, но самое интересное случилось не в этот день, а накануне. Вечером перед битвой Константину (тогда еще не императору) было видение. В тот момент он шагал со своими солдатами по направлению к Мульвийскому мосту, где должна была состояться битва, как вдруг на темном небе появилась нарисованная ярчайшим светом…

По одной версии – стаурограмма (латинский крест с верхушкой в форме буквы Р, он обозначает крест, на котором был распят Иисус), по другой – хризма (буквы X и Р, наложенные друг на друга, обозначают монограмму имени Христа).

Зато по поводу надписи, которую ошеломленный Константин прочитал под стаурограммой или хризмой, мнение историков едино. Там было написано по-гречески: «Сим победиши», что означало «С этим знаком победишь» и в переводе на понятный солдатам язык, латынь, звучало «in hoc signo vinces».

Константин поверил в видение, велел солдатам нарисовать победный знак на щитах и повел их в бой против вдвое большей армии Максенция. И как мы знаем по базилике Максенция – победил. Знак прижился на государственном знамени императорского Рима, а фраза «in hoc signo vinces» стала девизом тамплиеров, многих военных подразделений и учебных заведений. Еще ее можно увидеть на пачке сигарет «Pall Mall».

А вот на Триумфальной арке Константина этой фразы нет. А что есть? Есть рассказ о походе Константина на Максенция в виде фриза (горизонтальная полоса с фигурками, опоясывающая арку) над боковыми пролетами. Есть восемь колонн желтого мрамора, в основаниях которых на лицевой стороне – богиня победы Виктория, а на боковых – римские солдаты и варвары. Есть круглые медальоны. Те, что на боковых сторонах арки, изображают Солнце и Луну на колесницах, а те, что над боковыми пролетами, – все об охоте да жертвоприношениях. Это потому, что они относятся ко II веку, а на арку Константина попали, из-за того, что время поджимало. Если бы пришлось заново делать всю арку, то за два с половиной года точно бы не успели. Признаться, там не только медальоны заимствованы с более древних монументов. Еще, например, фигурки, стоящие на колоннах, – это воины-даки (предки румын), плененные совсем другим императором, Траяном (помните одинокую колонну?). И барельефы между статуями – они достались от Марка Аврелия (помните колонну напротив резиденции премьера?).

Если Вам понравилась книга, ее можно честно купить и продолжить чтение

Рим за три дня КУПИТЬ

ru Russian
X